Возможности маленьких стран ЕС: Лидерство Литвы в регионе

Обладать чётко намеченной целью или видением важно не только человеку, но и государству. Это помогает действовать осознанно и добиваться желаемых результатов. Соответственно, формирование стратегии является для страны наиважнейшей задачей. С момента появления в Литве противоречивой цели регионального лидерства прошло больше пяти лет. Поэтому интересно проследить, какое отражение эта задумка литовских архитекторов внешней политики нашла на практике.

Прежде всего, с учётом того, что Литва есть «маленькое государство», необходимо выяснить, не является ли озвученная ей цель утопией как таковая. В регионе действия Программы восточного партнёрства (ПВП) можно найти куда большие страны, такие как Украина или Белоруссия. Хотя лидерство Литвы понимается как распространение европейских ценностей за пределами границ ЕС, в данном случае нельзя забывать об общем силовом потенциале государства, особенно принимая во внимание роль России, влияние которой в регионе исключительно сильно.

Задачи литовского лидерства моделируются в рамках Европейской политики добрососедства. Поэтому Евросоюз здесь можно рассматривать не только как фактор их появления, но и как залог их успешной реализации. В европейской стратегии безопасности говорится о необходимости создания по периметру рубежей ЕС круга стабильности. Однако возникает закономерный вопрос – может ли Евросоюз возложить ответственность за создание данного круга на плечи маленькой страны?

Наличие европейской наднациональной власти, а также общепризнанных норм и правил позволило таким странам как Литва значительно укрепить свои позиции в блоке. Система правления Евросоюза даже маленькому государству предоставляет возможность полугодового председательства в ЕС и нахождения в центре процесса принятия важнейших решений. И хотя после принятия Лиссабонского договора появились фигуры президента и министра иностранных дел Евросоюза, которые ограничили роль председателя ЕС, она остаётся достаточно значимой.

Росту влияния маленьких стран способствуют и такие моменты, как имидж и репутация государства. Накапливать данный «капитал» помогает последовательная проевропейская политика страны, её способность передавать свой удачный опыт внешним партнёрам и т.д. Всё это создаёт образ, за счёт которого отдельные члены ЕС более слышимы в рамках блока. В данном контексте литовскую цель регионального лидерства можно рассматривать именно как поиск своей ниши в Евросоюзе. Специализация в области демократизации восточных соседей может принести Литве серьёзные дивиденды. Но вместе с тем это большая ответственность, особенно с учётом специфики участников ПВП (влияние олигархов; нестабильность власти; коррупция; раздробленность общества; политическая, экономическая и культурная зависимость от России и т.д.).

Статус Литвы как «маленькой страны» препятствием в данном случае не является, наоборот – своеобразным преимуществом, не вызывающим у евпропеизируемых стран лишних опасений, которые могли бы возникнуть, если бы на месте Вильнюса оказалась, например, Варшава или Берлин.

Однако, глядя на прошедшие пять лет, создаётся впечатление, что системности и стройности в процессе реализации Литвой поставленной перед собой цели было маловато. Тому видению регионального лидерства, о котором говорится в договорённостях литовских партий по вопросам внешней политики (в том числе в принятой в 2004 г. Резолюции партий Литвы о целях внешней политики) и которое сформулировано в рамках иных стратегических планов, не достаёт совместимости с внутренней политикой страны и стратегическими документами ЕС.

Вероятно, наибольшим препятствием для Литвы на пути достижения намеченной цели является отличное от «старой Европы» понятие демократии. Литовцы занимают одно из последних мест в ЕС по уровню удовлетворённости демократией, и степень доверия к институтам власти в Литве (таким как правительство и парламент) близка к нулевой отметке. Поэтому литовская политика «экспорта демократии» на Восток увязывается скорее с геополитическим интересом ограничения влияния России на постсоветском пространстве, и возможно, именно это заставляет «старую Европу» сомневаться в важности и реальности литовских начинаний. А без мандата всех стран ЕС на действия на восточном направлении цель литовского лидерства теряет смысловое наполнение.

Самостоятельно Литва после вступления в Евросоюз смогла реализовать лишь несколько успешных проектов, а примеров неудач более чем достаточно: реформа системы просвещения и здравоохранения, «Вильнюс – культурная столица Европы» и постройка национального стадиона, создание и ликвидация LEOLT, неспособность ввести евро в 2007 г. и т.д. Всё это значительно осложняет процесс передачи участникам ПВП опыта в сфере реформы политической системы, приватизации и создания предприятий европейского образца, а также решении других не менее важных проблем.

В завершении следует упомянуть о соседях эстонцах, у которых есть чему поучиться даже в вопросе регионального лидерства. Эта маленькая страна уже успела заслужить уважение членов ЕС, и за счёт своей последовательной и рациональной политики закрепила за собой статус лидера среди балтийских стран в сфере реформ и финансово-экономического развития. Не исключено, что в будущем именно Эстония заменит Литву в качестве регионального лидера как локомотива «европейской трансформации» на пространстве ПВП.

Бен Брунал

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ