Варшавское восстание: Стоит извлечь уроки и из этой национальной катастрофы

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский
Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский

О восстании надо спорить (“Gazeta Wyborcza”, Польша)

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский написал у себя в “Твиттере” в прошедшую субботу о Варшавском восстании: “Стоит извлечь уроки и из этой национальной катастрофы”.

И началось. Волна осуждения захлестнула половину политической сцены.

Антоний Мэнжидло (Antoni Mężydło) из “Гражданской платформы”: “Боже, как он мог сказать такое”.

Адам Хофман (Adam Hofman) из “Права и справедливости”: “В свободной стране министр должен прославлять совершенное повстанцами, если он этого не делает, то тем самым показывает, что его устраивает коммунизм”.

Збигнев Гижиньский (Zbigniew Girzyński) из “Права и справедливости”: “Лично я считаю работу Сикорского на посту министра иностранных дел нашей национальной катастрофой начала XXI века”.

Ярослав Качиньский требует извинений и “соответствующих выводов”.

К этому хору присоединилась даже Ханна Гронкевич-Вальц (Hanna Gronkiewicz-Waltz) из “Гражданской платформы” [мэр Варшавы – прим. пер.]. Она объяснила, что “Сикорский не варшавянин”.

Но всех перещеголяли депутаты городского совета Варшавы от “ПиС”. Внимание! Это письменное заявление, а не так, что кто-то из них встал да ляпнул. Депутаты собрались, подумали и произвели на свет следующее: “Оспаривание смысла героического порыва участников Варшавского восстания, нападки на их командиров не должны иметь места в Свободной и Независимой Польше”.

Это одна из глупейших вещей, прочитанных мною в последнее время. Хочется спросить депутатов от “ПиС”: почему это в свободной Польше нельзя критиковать восстание? Кто запрещает? Вы это в конституцию вписали? Закуете себя в колодки под варшавской Сиренкой?

Дискуссия о смысле восстания идет с 1944 года. Она бывала ижесткой, и конструктивной. Написанное Сикорским – детский лепет по сравнению с тем, что о восстании писали Андерс и Киселевский. Серьезно говорить о восстании удавалось даже в ПНР, несмотря на цензуру.

Между тем, в свободной Польше дискуссия уже несколько лет фактически отсутствует. Восстание остается священной коровой. Построили музей, гоняем туда школьные экскурсии. И неспособны честно дискутировать о восстании. Его критики сталкиваются с моральным шантажом: вы не любите Польшу, плюете на героев. А ведь никто не сомневается в самоотверженности и героизме восставших.

В каждую очередную годовщину политики и телеканалы устраивают усыпляющий спектакль. Пафос течет рекой. “Настало время войны и оккупации, а когда пробил час “В”, повстанцы взялись за оружие, чтобы освободить Варшаву и Польшу. И мы, в мирное время, стараемся служить Варшаве, чтобы она, как того хотел мэр Стажиньский, была великой” – это фрагмент речи Ханны Гронкевич-Вальц, с которой она выступила в этом году.

“Хотя умолкли выстрелы, утих огонь битвы в Варшаве, сразу же началась новая битва – драматическая битва за собственную честь, честь Польши и Варшавы, за память народа о Восстании” – это президент Коморовский.

Погибло 180 тысяч человек. На бой шли 14-летние дети. Город был стерт с лица земли. Это трагическое событие заслуживает не штампов, а горячих споров. Сикорский напомнил нам об этом, прервав слащавый спектакль.

 Оригинал публикации: Kłóćmy się o powstanie

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ