Соединенные Штаты Скандинавии

Скандинавия

То, что еще совсем недавно казалось блажью скандинавского ума, порождением варяжской этнической исключительности и национального эгоизма, начинает обрастать плотью. Полуостров Скандинавия (вместе с автономными сестрами – датскими Фарерскими и финляндскими Аландскими островами плюс Гренландия) вполне осмысленно рассуждает, не стать ли ему «островом» внутри ЕС и Европы? И что ему такое политическое, административное, военное и географическое упражнение даст?

Идея создания Соединенной Нордической Федерации, или United Nordic Federation, принадлежит известному шведскому историку, профессору Гуннару Веттербергу. Он дал идее плоть в 2009-м, когда опубликовал отдельную книгу, где объяснил, что новое государственное федеративное образование может стать неким подобием скандинавской Швейцарии или скандинавских Соединенных Штатов. С таким же распределением прав и обязанностей всех членов: сохранение национальной самобытности при делегировании в ведение федеральных органов государственных суверенитетов, внешней, оборонной и отчасти экономической политики.

Книга признана официальным документом Нордического Совета – регионально-политического консультативного органа всех пяти нордических государств. Плюс островов.

За и против новой унии викингов

Если бы идея материализовалась не в шведской голове, то она, возможно, овладела бы скандинавскими массами гораздо быстрее, чем это происходит сейчас. Но в Скандинавии, с самых древних времен и по сей день, присутствует совершенно определенная историческая неприязнь и вполне обоснованная подозрительность в отношении любой инициативы, где застрельщиком выступает Швеция. Норвежцы и финны, которых целые века притесняли и угнетали шведы (как, впрочем, и датчане), сейчас не совсем готовы разделять их федералистский энтузиазм. Потому что в шведском видении новая Нордическая федерация вроде должна быть символически руководима датской короной. Норвежцы освободились от этой короны сравнительно недавно – получили независимость только в 1905-м году. И не готовы снова позволить надеть на себя такой венец.

Хотя, надо сказать, все экономические предпосылки и стимулы для образования отдельного скандинавского Общего рынка с общей государственной надстройкой есть. Более того, тяга в эту сторону растет по мере распространения в ЕС кризиса евро. Хотя ни Норвегия, ни Исландия, ни даже датская Гренландия не входят в ЕС, они экономически и хозяйственно привязаны к Союзу и составляют с ним единый рынок, так как входят в Европейскую экономическую зону.

Население Нордической пятерки составляет 25 млн человек (с островами чуть больше). Общий совокупный ВВП этих стран оценивается примерно в 1,6 трлн долларов. Это сравнимо и даже чуть больше ВВП Испании, пятой экономики ЕС и девятой экономики мира. Скандинавы считают, что объединившись в мини-США, они получат голос сразу во всех мировых экономических форумах.

Например, в G-20, куда сейчас не входят. И одновременно укрепят через единый экономический вес нордический голос в мировой политике, где пока эти страны используют в основном как инструменты деликатного «скандинавского» посредничества.

Возможно, если бы речь шла только о собственно Нордической федерации, то идея осталась бы неким курьезом. Но не одна она возбуждает сейчас государственные умы Скандинавии. Если в экономике скандинавы больше смотрят на ЕС, то в области ресурсов – в Арктику. И не могут не замечать усилий России по «межеванию» своего участка континентального арктического шельфа и, автоматически, «приватизации» всех несметных ресурсных богатств под ним. Включая и богатства морей и северных водных путей.

Варяжский арктический щит

У политической Соединенной Нордической Федерации есть уже и военная составляющая, вернее перспективная военная основа. Нордический Пакт в 2009-м году предложила создать Нордическому Совету Норвегия. Вернее, ее бывший министр иностранных дел и министр обороны Торвальд Столтенберг.

В ноябре прошлого года в исландском Рейкьявике министры иностранных дел Нордической пятерки в предварительном порядке «осмотрели вопрос со всех сторон» и теперь более основательно займутся им в Хельсинки в апреле уже этого года.

По плану Столтенберга, необходимо создать некое подобие мини-НАТО (ни Финляндия, ни Швеция не входят в блок) для Скандинавии и Арктики. В блок войдут: военные и гражданские (типа МЧС) силы быстрого реагирования в нестабильных регионах, объединенные морские десантные силы, пограничные силы, общий центр кибер-защиты, единый центр воздушной, морской и спутниковой разведки, система общей координации всех действий в Арктике.

Сам Столтенберг в одном из недавних интервью заявил, что его план – это ответ на быстро меняющиеся геополитические реалии. «Мы, – сказал он, – живем в мире, где уже нет такого понятия, как «очень далеко»… Наши способности должны быть адекватными ответственности, в том числе и вызовам в освобождающейся от льда Арктике».

Почти прямой намек на подписанную в мае 2009-го российским президентом Дмитрием Медведевым новую российскую Стратегию национальной безопасности до 2020 года. Когда на Западе ее прочли, у многих на сердце словно лед положили. Почти паническую реакцию вызвала та часть стратегических оценок роли и места России в мире и стоящих перед ней угроз, где говорилось, что в будущем конфликты могут возникать у границ России вокруг сырьевых ресурсов. И что при урегулировании этих конфликтов вовсе не исключается применение военной силы.

Поскольку любая стратегическая концепция – это не только констатация национальных интересов и угроз им, но еще и предупреждение, то во многих мировых столицах, откуда на арктические ресурсы давно смотрят с возбуждением, вывод был сделан однозначный: Москва готова до конца отстаивать интересы в Арктике. Шутки типа водружения флагов на дне Ледовитого океана кончились. Теперь все серьезно.

Нордический план уже получил поддержку всех крупнейших скандинавских военно-промышленных концернов. Нордический рынок вооружений, как заявил представитель шведского Saab, крупнейшего производителя авиатехники в Скандинавии, в случае осуществления Нордического пакта станет четвертым в мире.

Но более всего Пакту помогает то, что он явно пользуется особой, родственной поддержкой в правительстве Норвегии. Торвальд Столтенберг – отец нынешнего премьера Норвегии Йенса Столтенберга.

Андрей Федяшин, политический обозреватель РИА Новости.