Скандинавия: За три года могут быть уморены голодом все исламские фанатики

Для борьбы с религиозным фундаментализмом нет ничего лучше, чем суровая объективная реальность. Настолько суровая, что буквальное исполнение религиозных предписаний будет совершенно исключено. И настолько объективная, чтобы изменить ее было за пределами человеческих возможностей

 

Эффективнее всего, когда против базовых религиозных правил бунтует астрономия, как сейчас в Скандинавии, где долгий летний световой день заставляет сотни тысяч правоверных мусульман делать очень непростой выбор: или умереть от истощения, или перестать быть правоверными.

Как известно, человек может считаться настоящим мусульманином, только если он соблюдает пять основных предписаний шариата (пять столпов веры). То есть верит, что нет бога, кроме Аллаха, и Мохаммед – пророк его, платит закят (налог в пользу бедных), пять раз в день молится, хотя бы раз в жизни совершает паломничество в Мекку и постится в месяц Рамадан.

Исламский пост, в отличие от христианского, делает основной упор в ограничениях не на виды продуктов, а на время. В Рамадан мусульманин не должен пить и есть от восхода солнца до заката. Исключение делается только для стариков, детей, беременных, больных и тех, кого пост застал в дороге. Кому-то такое ограничение в пище и воде может показаться не самым гуманным, но на фоне православных семи лет тюрьмы за поворот попой к алтарю оно смотрится совсем не страшно.

В Рамадане есть одна скрытая проблема, которая не существует на родине ислама, в Мекке, но ощутимо дает о себе знать в некоторых других местах земного шара. Дата начала Рамадана определяется по лунному календарю и поэтому все время сдвигается. А вместе с ней меняется и продолжительность дневного поста.

В Мекке это движение почти незаметно. Там разница между самым коротким световым днем в декабре и самым длинным световым днем в июне всего 2,5 часа. Большинство исламских стран тоже достаточно близки к экватору, чтобы их жители не испытывали особых проблем. А вот скандинавские страны с их белыми июньскими ночами совершенно не приспособлены для Рамадана.

Раньше эта проблема была не актуальна, потому что дата начала Рамадана движется по обычному календарю довольно медленно – сдвигается назад примерно на 11 дней в год. То есть Рамадан последний раз выпадал на июнь аж в начале 1980-х гг., когда в Скандинавии только появились первые, не особо набожные, мигранты-мусульмане из революционного Ирана и турецкие гастарбайтеры. Но с тех пор к ним прибавились многочисленные иракцы, сомалийцы, сирийцы и многие другие.

Сейчас в Швеции, Финляндии и Норвегии количество мусульман почти сравнялось с количеством реально практикующих лютеран, поэтому неуклонное движение даты начала Рамадана в сторону июня стало серьезной проблемой для широких слоев скандинавского населения. Уже в этом году Рамадан начался 21 июля, когда в крупнейших городах Скандинавии солнце садилось только в десять вечера, а всходило уже в пять утра – столичные Осло, Стокгольм и Хельсинки, где живет большинство мусульман, находятся примерно на одной широте.

Дальше будет еще хуже – в 2015 году Рамадан начнется 18 июня. Тогда мусульманским жителям скандинавских столиц придется не пить-не есть по 19 часов в сутки, и так месяц подряд. А если сдвинуться еще чуть-чуть на Север, то там ночь будет длиться считанные минуты, а потом и совсем исчезнет – останется один сплошной полярный день.

Что делать правоверному мусульманину в такой ситуации? Мусульманских спортсменов, которые приехали выступать на так неудачно совпавшие с Рамаданом Олимпийские игры в Лондоне, записали в категорию «тех, кто в дороге». Хотя некоторые из них все равно старались по возможности поститься.

Сделать то же самое со скандинавскими мусульманами не получится, потому что они ни в какой не дороге, а дома. И те, кто не болен, не стар, не юн и не беременен, поститься должны, как положено. Иначе они нарушают одно из пяти базовых установлений ислама и перестают быть мусульманами.

У местных имамов мнения по этому вопросу разделились. Более прогрессивные заявили, что не надо толковать предписания ислама слишком буквально – важно соблюдать их дух, а не букву. Поэтому скандинавские мусульмане, конечно же, должны поститься в Рамадан, но делать это надо по времени восхода и захода солнца в Мекке. Правда, однажды начав, следовать этому правилу надо всегда. Чтобы не объедаться длинными зимними вечерами, когда Рамадан опять начнет выпадать на зиму.

Но с такими вольностями в толковании согласны не все. Есть и те имамы, которые настаивают, что ислам не знает государственных и прочих географических границ, поэтому пока по месту жительства мусульманина есть день и ночь – он должен поститься именно по ним. Если же мусульманин поселился там, где Рамадан совпал с полярным днем, то ориентироваться надо не на Мекку, а на ближайший город, где солнце все-таки садится. И жаловаться здесь не на что. Наоборот, в прохладной Скандинавии поститься гораздо легче, чем в сухой и жаркой Мекке.

К сожалению, для имамов оба варианта реакции – проигрышные. Те, кто настаивает на буквальном соблюдении запрета, конечно, действуют более правильно, потому что понимают – дашь слабину в одном месте, во всех остальных тоже не удержишь. Но в данном случае их цельность натолкнулась на слишком серьезное препятствие. Даже мало-мальски социализированный человек не может позволить себе не пить и не есть по 19 часов подряд, изо дня в день, на протяжении целого месяца. При таком воздержании он, как минимум, не сможет работать. А выбирая между нормальной жизнью и исламом, большинство все-таки выберет первое.

Прогрессивные имамы, придумавшие штуку со временем поста по Мекке, думают, что действуют правильно. Рационализируют и гуманизируют запреты, делают религию совместимой с современной реальностью, сохраняют дух ислама, отказываясь от устаревшей или неуместной формы. Но печальный опыт других конфессий показывает, что попытки гуманизировать религию – это вернейший путь к ее уничтожению.

Северная Европа уже пыталась внести разумное начало в христианство, отказавшись от иррационального католичества в пользу более логичного и последовательного протестантизма. Результаты трудно не заметить: если в католической Европе в церкви еще кто-то ходит, то в протестантской – их давно перепрофилировали в ДК и музеи из-за полного отсутствия спроса.

Католическая церковь тоже пыталась сохранить паству, облегчая жизнь прихожанам. В том же вопросе с постами католическое начальство еще в середине XX века постановило, что поститься обязательно всего пару дней в году – по особенно важным праздникам: в Пепельную среду и Страстную пятницу. Казалось бы, после таких-то послаблений – веруй и радуйся. Но нет, количество католиков в Европе неуклонно сокращается, несмотря на все новые и новые льготы.

Шведская лютеранская церковь в последние годы вообще побила все возможные рекорды гуманизма и рациональности. Там разрешили все: паства может сама избирать себе пастора, женщин берут в священники, а к венчанию допускаются даже однополые пары. Помогло им это? Нисколько. Наоборот, прихожане разбегаются рекордными темпами.

За последние 20 лет количество ежегодных посещений воскресных служб снизилось вдвое. Сейчас шведские лютеране проводят всего 4,5 млн человеко-служб в год. Если учесть, что в году обычно 52 воскресенья, то получается, что хотя бы раз в неделю в лютеранскую церковь ходит где-то 90 000 шведов – меньше 1% населения. И нет никаких оснований полагать, что ступивший на ту же рационализаторскую дорогу ислам ждет какая-то другая судьба.

Так уж получилось, что разум и вера очень плохо уживаются друг с другом. И попытки совместить их в рамках одного сознания в долгосрочном периоде неизбежно заканчиваются провалом. К счастью для человечества, в абсолютном большинстве случаев в этом противостоянии побеждает все-таки разум.

Максим Саморуков | Источник: slon.ru
Балтийское Обозрение
Независимая газета, издаваемая на трех языках: русском, немецком (Die Baltische Rundschau baltische-rundschau.eu ) и английском (The Baltic Review baltic-review.com)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ