Русской молодёжи в Латвии легче найти работу, чем их латышским сверстникам

Русской молодёжи в Латвии легче найти работу, чем их латышским сверстникам. Об этом журналистам заявила член правления Ассоциации языковых школ Инга Зейде. Эта тенденция все больше беспокоит правящих.

Три языка – лучше двух

«Более вольготно на рынке труда себя чувствует русскоязычная молодежь – они владеют как минимум двумя иностранными языками. В свою очередь, большая часть латышей молодого возраста не владеют русским на достаточно высоком уровне», – указала Зейде. Латышские политики все чаще указывают на то, что латышская молодежь не может конкурировать на рынке труда со своими русскими сверстниками. Отдельные радикальные политики даже выступали с инициативой усилить проверки знания латышского языка у русскоязычных подростков, чтобы ограничить их наступление на рынок труда.

Чиновник по национальному признаку

Латышская политическая элита начиная с 90-х годов планомерно «зачищала» госсектор от представителей нетитульной национальности. Сегодня в госуправлении работает 90% латышей.

Исследования общественного мнения, которые проводились в докризисный период, показывали, что большинство латвийских подростков хотели бы работать в госсекторе.

К этому их, по сути и готовили – быть чиновником тогда считалось престижным. В 2008 году в Латвии в госаппарате работало около 200 тысяч человек, почти каждый десятый житель страны. По этому показателю мы были лидером ЕС. Но когда грянул кризис и госсектор подвергся сокращениям, тысячи чиновников оказались на бирже труда. Найти работу в частном секторе смогли немногие. Одна знакомая врач рассказывала, что у нее значительно выросло число пациентов, страдающих депрессией. Большинством из них оказались уволенные чиновники. В частном секторе смогли зацепиться единицы.

Законы бизнеса

Для латышской молодежи тоже наступили тяжелые времена. В чиновники нынче не пробиться даже по блату, а в частном секторе скидку на национальную принадлежность делать никто не будет. В течение полутора десятилетий после независимости русский язык в латышских школах считался третьим иностранным языком после английского и немецкого. Многие его не учили по принципиальным соображениям: родители были против. Мол, кому он здесь, в Латвии, нужен. Но у бизнеса, в отличие от политики, свои законы и там работодатель оценивает кандидата на вакантное место не по национальной принадлежности, а по его знаниям и умениям.

Латышские политики сами создали такую ситуацию и только себя надо в этом винить. Латвия – двухобщинное государство, и, вероятно, в ближайшей перспективе ситуация не изменится. А значит, в стране говорить будут на двух языках. И русских здесь проживает около 44%, так что игнорировать этот язык при всем желании не удастся.

Для того чтобы быть конкурентоспособными латышской молодежи надо сесть за учебники и начать учить русский язык, от которого их так оберегали чиновники и учителя. И латышским политикам, озабоченным планами по уменьшению влияния русского языка в стране, надо оставить свои попытки по ассимиляции нацменьшинств, а обратить свои взоры в сторону латышской молодежи. Помощь сейчас нужна именно этой группе общества..

Архаизмы минкульта

Но, похоже, пока эта истина нашим политикам не открылась. Советника министра культуры Сармите Элерте, а именно этому ведомству были переданы вопросы интеграции нацменьшинств, как-то заявил, что все русские школы надо перевести на латышский язык обучения. Это поможет интеграции, убежден эксперт. Да и сама Элерте высказывала довольно жесткие мнения об интеграции национальных меньшинств.

«Инициатива министра культуры Сармите Элерте взять под свой контроль вопросы интеграции я оцениваю очень негативно. Ее задумки искусственны и не отвечают действительности. В Европе давно прошли те времена, когда национальным меньшинствам указывали их место в какой-то нише культурной автономии», – так прокомментировала ситуацию защитник прав человека Илзе Брандс-Кехре .

– Передавая вопрос интеграции министерству культуры, мы усиливаем старую концепцию – загоняем национальные меньшинства в некую нишу «культурной автономии.

Вы тут можете петь, танцевать, но если хотите быть полноценными представителями общества да еще и участвовать в политике, вам нужно безоговорочно принять латышские ценности. Такой подход в Европе – это архаизм», – считает Брандс-Кехре.

По ее словам, министру культуры Элерте стоило бы сравнить свое нынешнее мнение с тем, которое она высказывала, будучи редактором газеты Diena, когда она высказывалась за открытое общество.

«Ее взгляды изменились. Да, Элерте и сейчас высказывается против дискриминации, выступает за интеграцию, но ее дефиниция интеграции – перевод представителей других народов к латышским ценностям, – ошибочна. Это ассимиляция», – подчеркивает правозащитник.

Одними из главных вопросов, которые никогда не решаются властями, являются право неграждан на участие в выборах и применение русского языка на территорий отдельных самоуправлений.

…Ну а пока русскоязычных жителей Латвии будут пытаться насильно интегрировать или даже ассимилировать, страдать будут именно латыши. Потому что русские уже привыкли к такому положению дел, закалились и научились выживать, причем весьма успешно.

А латышской молодежи это еще только предстоит пройти. Если, конечно, госсектор снова не оживет. Или общество не станет единым, но с нашей политикой интеграции это маловероятно.

Вадим Радионов | Оригинал публикации: Час

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ