Русские и немцы, война и мир, любовь и предательство — откровения русской сиделки в Германии

Русские и немцы, война и мир, любовь и предательство — в романе Нелли Веремей описан микрокосмос, в центре которого — судьба берлинского пенсионера и его русской сиделки

0,,15698640_303,00

Нелля Веремей
Нелля Веремей

«Мне хотелось взглянуть через призму расстояний и времени на то, от чего я всю жизнь бежала», — рассказала DW Нелля Веремей. Она родилась на Дальнем Востоке, детство ее прошло на Кавказе, а годы студенчества — в Петербурге. В 1994 году Веремей переехала в Германию. Выучила немецкий, завела семью, успела поработать сиделкой в доме престарелых и учителем русского. Пришло время оглянуться, подвести промежуточные итоги.

Ее дебютный роман называется «Берлин находится на востоке» («Berlin liegt im Osten»). Это — не прописная истина, а осознанный выбор ракурса. Ведь в зависимости от того, с какой стороны смотреть, Берлин может оказаться и на востоке, и на западе. Перспектива (и ретроспектива) играет в романе Веремей одну из главных ролей.

Тоска по родине

Повествование ведется от лица главной героини — Лены. Ей 43 года, у нее есть дочь-отличница, квартира с видом на Александерплатц и стабильный доход от работы в доме престарелых. Впрочем, своей живущей в России матери Лена говорит, что преподает немцам русский, чтобы на родине ее не считали неудачницей.

Когда-то Берлин был для Лены вратами в рай. Попав сюда, она не то чтобы разочаровалась, но «протрезвела». Парадокс в том, что именно в капиталистическом Берлине нашла воплощение идея объединения «пролетариев всех стран». В доме для престарелых вместе с Леной работают люди с разных концов света, не сумевшие найти лучшего применения своим дипломам.

Нереализованные планы и несбывшиеся мечты Лена переложила на плечи своей умницы-дочки, а сама бродит по Берлину, в мыслях общается с любимым автором Альфредом Дёблином (Alfred Döblin) и часто заходит в русский магазин, чтобы услышать родную речь и ощутить знакомые с детства вкусы.

«Мы жалуемся на вездесущие вкусовые добавки в немецких продуктах, на запутанную школьную систему, на капризных немецких соседей и кислую немецкую селедку. Но туда, где селедка соленая, а халва сладкая, нам возвращаться не хочется. И ради этого мы преодолели тысячи километров?» — размышляет Лена.

Зеркало эпохи

Но не торопитесь отодвигать эту книжку на полку с надписью «Мигрантская литература». Это — не очередной роман о тоске по родине. Веремей претендует на большее. Во-первых, роман обращен к немецкой публике (поэтому и написан он по-немецки). Берлинскому пенсионеру Ульфу Зайцу (Ulf Seitz) — «с твердым характером, сдержанному и немного педантичному, именно такому, каким русские представляют себе немецкого интеллигента» — в романе отведено столько же места, сколько и Лене. В своей книге Нелля Веремей дает возможность немецкому читателю не только лучше понять русских, но и посмотреть на себя со стороны — глазами другого.

Во-вторых, в романе охвачена целая эпоха. Читая воспоминания Ульфа Зайца, мы путешествуем во времени — из сегодняшнего космополитичного Берлина в «третий рейх», во времена Второй мировой войны, расцвета и заката ГДР и воссоединения страны. «Возможно, Нелле Веремей удалось создать тот самый роман о смене эпох, которого так ждали литературные критики», — пишет рецензент газеты Neues Deutschland.

Чтобы передать атмосферу послевоенного и разделенного Берлина, Веремей собирала информацию в библиотеках, музеях, из мемуаров, газетных вырезок и не в последнюю очередь из личного опыта общения с пожилыми немцами во время работы в доме престарелых. Воспоминания немецкого старика Зайца предстают читателю в живых образах: раздавленный бетонной плитой русский военнопленный, макароны из котелка победителей, раскопки трупов в саду Лустгартен, пустая редакция гэдээровской газеты, ликующая толпа на Александерплац…

Без любви никак

Так же тесно, как история России и Германии, переплетаются и судьбы главных героев романа. Когда господин Зайц начинает бледнеть при появлении своей русской сиделки, Лене поначалу льстит его внимание. Но потом она знакомится с привлекательным, успешным врачом Романом. Лена им восхищается: «Такие люди сами создают свою судьбу, а не судьба создает их». Жаль только, что такие люди не любят терять времени, даже на один короткий звонок после бурной ночи. А как же Ульф Зайц? Утонув в собственных любовных переживаниях, Лена совсем о нем забыла…

Немецкие литературные критики хвалят многогранность романа, точный языковой стиль Нелли Веремей, ее меткие наблюдения и необычный взгляд на Берлин. «С поразительной образностью и детальностью она описывает сцены из немецких и русских судеб», — говорит рецензент радиостанции Deutschlandradio Kultur.

«А как ваши русские друзья восприняли ваш дебютный роман?» — спросила Неллю Веремей ведущая подиумной дискуссии на Лейпцигской книжной ярмарке, где автор представила свою книгу. «Они еще его не читали. Наверное, скоро мне все же придется им открыться», — засмущавшись, ответила та.

Nellja Veremej
«Berlin liegt im Osten»
Jung und Jung, Salzburg, 2013

Источник :  DW

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here