Россия и Литва: Двадцать лет после путча

В 1991 г. окончательно развалился Советский Союз, а апофеозом произошедшего стал августовский путч в Москве.

© Vladimir Rodionov, RIA Novosti

20 лет назад Литва боролась за восстановленную независимость, которую советское руководство никак не хотело признавать. Была даже попытка силой вернуть Вильнюс в «интернациональную советскую семью» – в январе 1991 г. на улицы литовской столицы вышли советские танки и бронетранспортёры, был занят Дом печати, здание Комитета по теле- и радиовещанию, Телевизионная башня. Погибло четырнадцать мирных граждан и один боец отряда «Альфа», которого по ошибке застрелили свои.

20 лет назад боролась за свободу и Россия. 12 июня 1990 г. была принята «Декларация о государственном суверенитете РСФСР», а ровно через год президентом Российской Федерации был избран Б. Ельцин. Сложилась парадоксальная ситуация: Москва как центр Советского Союза оказалась в оппозиции к Москве как центру РФ.

На 20 августа 1991 г. было намечено подписание нового союзного договора, который должен был превратить СССР в новое объединение – Союз Независимых Государств, но без стран Балтии, Грузии, Молдовы и Азербайджана. С приближением решающей реформы часть высшей номенклатуры страны решила взять власть в свои руки и силой сохранить советскую империю с неизменной ролью Коммунистической партии. В состав так называемого ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению) вошли: тогдашний первый заместитель главы Совета безопасности СССР О. Бакланов, руководитель КГБ В. Крючков, премьер-министр СССР В. Павлов, министр МВД Б. Пуго, председатель Крестьянского союза В. Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи А. Тизяков, министр обороны Д. Язов и – в качестве главы комитета – вице президент СССР Г. Янаев. К счастью, переворот не удался, что по сути стало причиной окончательного развала Советского Союза.

Есть несколько моментов, которые объединяют январские события в Вильнюсе с августовским путчем в Москве: это танки на улицах города, противостояние авторитарной коммунистической номенклатуры и младо-демократов, а также жертвы среди мирного населения. Однако сегодня чаще приходится говорить об отличиях. Литва чтит своих борцов за свободу, помнит их имена и дату трагических событий. В России же мало кто знает, как звали хотя бы одного из трёх погибших во время путча защитников Белого дома. Своей жизнью тогда пожертвовали: И. Кричевский, Д. Комарь и В. Усов.

Больше того, Российская Федерация уже через два года частично «расстреляла» зачатки демократии в стране, когда в 1993 г. Б. Ельцин приказал открыть огонь из танков по тому же Белому дому – некогда символу российской свободы. В результате Москва так и не нашла исторической основы для создания демократического режима. Ни случай недавно распавшегося Советского Союз, ни пример Российской империи в данном контексте были неуместны. Однако «имперский шарм» никуда не делся: утрата советского могущества была расценена в России как поражение, не исчезло и желание «позаботиться» о бывших советских республиках.

Разница между путями развития, которые выбрали Литва и РФ, стала очевидной уже спустя десять лет после судьбоносных событий 1991 г. Всё это время Литва шла к поставленной цели – интеграции в политико-экономическое и цивилизационное пространство Европы, и уже в 2004 г. она добилась членства в ЕС и НАТО. В то же время Россия вернулась к авторитаризму и развязала две чеченские войны, вторая из которых помогла прийти к власти В. Путину.

Сегодня в российском информационном пространстве часто звучит мнение о том, что ГКЧП всё-таки удалось одержать победу, но не сиюминутную (в 1991 г.), а историческую. Одиннадцать лет назад власть в России фактически была передана из рук в руки В. Путину – человеку из КГБ. Поэтому неудивительно, что он назвал распад Советского Союза «крупнейшей геополитической катастрофой XX в.» Путч созревал в недрах КГБ, поэтому его провал В. Путин, исходя из личного опыта, может оценивать как неудачную операцию – профессиональную ошибку – этой крайне влиятельной тогда (да и сейчас – только под другой вывеской) организации.

Сразу после путча и распада Советского Союза Россия обнадёжила свободный мир своим демократическим всплеском. Теоретически Москва даже могла стать флагманом демократических перемен на постсоветском пространстве. Для этого в первую очередь нужно было, чтобы новая элита страны смогла трезво оценить советское прошлое, осудить преступления советского режима, провести люстрацию, перейти к истинному федерализму и т.д. Однако Россия по сути и не попыталась стать действительно свободной страной, раз и навсегда избавившейся от своего исторического груза. Больше того, сама идея Свободы была ей до конца неясна. Ведь Россия за всю свою историю ни разу не исчезала с политической карты мира, не теряла государственность и независимость. Поэтому ей так и не удалось понять стремление Литвы, Латвии, Эстонии и Грузии восстановить и сохранить свою свободу и избавиться наконец от «заботы» со стороны Кремля.

За двадцать лет пройден долгий путь. Сегодня Литва, сумевшая вернуть себе место на карте Европы и мира, является членом клуба демократических государств. Россия тоже прошла сложный путь, но иногда кажется, что она только ходит по кругу.

 

Виктор Денисенко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ