Россиянам, которые планируют провести в отпуск в Эстонии, стоит записаться на прием в консульство уже сейчас. Обозреватель «Балтийского обозрения» Кирилл Филимонов делится своей историей того, как в декабре прошлого года он не сумел попасть внутрь консульства, три дня прождав в очереди у его дверей.
Посольство Эстонии в России | Фото: inestonia.ru

Конец декабря, мороз, десятки людей постукивают ногами от холода. Они сгрудились у единственной двери, которая ведет в эстонское посольство. Когда дверь открывается, они жадно смотрят на охранника с каменным лицом и забавным акцентом, который раз в минут пятнадцать выходит и объявляет, сколько людей может зайти внутрь на этот раз. Кажется, в какой-то момент войти внутрь им хочется даже не для того, чтобы наконец подать документы на визу, а просто чтобы погреться. К третьему часу стояния в живой очереди им больше ничего уже не нужно.

Эту картину я и двое моих друзей, на свою беду решившие провести новогодние праздники в Таллинне, наблюдали три дня. На свою беду – потому что мы не только не подали на визу, но даже не зашли внутрь посольства. Да, виноваты сами, надо было записываться заранее. Но не каждый готов запланировать отдых за два месяца, между тем как уже за месяц до подачи документов никаких свободных мест по записи не оставалось. Нам предложили встать в живую очередь, и мы согласились. В визовом центре Франции такая процедура даже в отпускной сезон займет у вас час времени. Вы просто заходите, берете талон и присаживаетесь в ожидании своей очереди. Но мы не предусмотрели эстонских порядков.

Эстонское посольство не выдает никаких талонов. Вы должны прийти к девяти утра и вписать свое имя в списке очереди, за соблюдением которой зорко следит первый номер этого списка. Если вам досталось 50-е место, как это случилось с нами, вы можете провести три часа где-нибудь по соседству, не особенно рассчитывая попасть внутрь за три часа приема документов.Но к 12 часам, когда прием прекращается, вы должны снова прийти к посольству и «отметиться» – сообщить стражам списка, что вы всё еще существуете и хотите поехать в Эстонию. Тех, кто по-прежнему готов это сделать, переписывают на следующий день. Люди вокруг облегченно вздыхают: многие к полудню не явились, их вычеркивают из списка, и несчастные в шестом десятке взмывают ко второму.

Но и это еще не всё.

Есть риск, что на следующее утро появятся люди с «левыми списками», как их здесь называют. Они начнут составлять свою собственную очередь, и тогда все мытарства сегодняшнего дня не будут иметь никакого смысла.

Поэтому герой, который готов приехать к шести утра с «правильным» списком, будет вознагражден правом подать документы вне очереди.

На второй день мы поднялись в списке на 12 место и были очень довольны собой. Охранник продолжал приглашать людей, отдавая приоритет тем, кто предварительно записался, и призывал остальных: «Пожалуйста, наберитесь терпения!» Но терпения уже не хватало, и бедный секьюрити постоянно становился предметом для злых шуточек окружающих. В этот день мы не рискнули отходить далеко и все время стояли у посольства. Нам удалось подняться в списке до третьего места.

Следующий день был нашим последним. Мы или подавали документы, или оставались дома – третьего не было дано просто потому, что посольство не успело бы оформить визу. Драматизм положения усугублялся постепенно: сначала к посольству подошла целая толпа записавшихся заранее людей. Прием начали с них, но довольно медленно. Неизвестная дама с высокомерным видом выговаривала – почему-то своему мужу – за то, что хотя они записались заранее, им все равно приходится ждать.

Толпа продолжала расти, а смешной охранник куда-то пропал. Заставив нас прождать еще минут двадцать, он наконец объявил: извините, во всем посольстве отключился интернет, прием документов временно приостановлен.

На часах – начало одиннадцатого, шанс у нас всё еще есть. Женщина рядом со мной с гордостью показывает мне свои валенки с огромной подошвой. Она работает на турфирму, оформляет документы для клиентов и уже хорошо знает, как здесь нужно обуваться и одеваться. А модно, не по погоде одетый юноша Юра, который, как и мы, флегматично ожидал своей очереди уже не первый день, явно начинал нервничать. Сегодня он был тем самым героем, который пришел к посольству в шесть утра и получил право зайти первым.

Мы ушли отсюда за сорок минут до окончания приема. Друзья торопились на экзамен, да и надо было прийти сюда в шесть утра, чтобы хоть какая-то надежда подать на визу в этот день еще оставалась. Всё получилось именно так. Я позвонил герою Юре, который рассказал: в двенадцать двери посольства вновь открылись, и охранник бесстрастно объявил, что приема документов сегодня не будет, записавшиеся заранее пусть приходят после двух, а живая очередь может собираться завтра. Я представил себе эту картину, и мне почему-то показалось, что охраннику пришлось побыстрее ретироваться. Злой Юра решил, что будет подавать документы не лично, а каким-то косвенным путем, и пожалел, что взял билеты не на поезд, а на самолет, потому что их можно сдать. Впрочем, у него, в отличие от нас, время еще оставалось.

К счастью, вся эта драма не стоила нам дорого: билеты на поезд мы сдали, бронь отеля отменили. Помня историю Юры, я не уверен, что хотел бы лететь в Таллинн самолетом.

Можно было бы мужественно умолчать о затратах моральных, но я до сих пор неясно, почему эстонский консульский отдел в минус пятнадцать не может обеспечить людей минимальными удобствами – хотя бы позволить им пройти внутрь – и напоминает скорее крепость, чем дипломатическое представительство. Не знаю, можно ли считать это страхом повторения осады посольства пропутинским движением «Наши» несколько лет назад или дело в чем-то еще. Я знаю другое: в следующий раз решимости поехать в Таллинн туристом без открытой шенгенской визы у меня станет несколько меньше.

В эстонском консульстве мне подтвердили: если записаться на июль или август уже нет возможности, людям придется вставать в живую очередь и пройти через всё то, что мы прошли в декабре. Причем для телефонной записи на подачу документов посольство отводит только полтора часа – с 8.30 до 10 утра.

Кирилл Филимонов
Бывший редактор «Балтийского обозрения» в Москве. В настоящее время проживает в Швеции.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ