Польша: Российская агентурная сеть сохраняет контроль над польскими СМИ

Интервью с Мареком Опиолой (Marek Opioła) депутатом партии «Право и справедливость», членом парламентской комиссии по делам спецслужб
©  Фото Jer Kunz
© Фото Jer Kunz

W Polityce: Почему наши СМИ преподносят все разговоры о присутствии российской агентуры в Польше со снисходительной улыбкой?

Марек Опиола: Я считаю, что это попытка умалить опасность, убедить поляков, что «дьявола не существует». Почему, я не знаю. Меня поражает, что, как вы верно заметили, такого рода информация встречает снисходительные насмешки. Мы не подвели черту под тем периодом, когда спецслужбы Польской Народной республики подчинялись московскому начальству и работали на весь советский блок. Сейчас сложно говорить на эту тему, времени прошло много, и мы смотрим на эти вещи через призму того, чем бывшие агенты занимаются сейчас. Спецслужбы демократического государства должны вести мониторинг связей между этими людьми: следить, контактируют ли они между собой, как выглядит их финансовая ситуация, как перемещается их капитал. Это очень серьезный вопрос.

К сожалению, действительно, когда речь заходит о российских или бывших советских агентах, популярная пресса не воспринимает это всерьез. Можно сделать вывод, что бывшая агентура имеет в этих СМИ настолько мощное влияние, что она может позволить себе высмеивать подобные темы.

— Может ли российская оперативная агентура прикрывать агентуру влияния? Ведь мы знаем актеров, экспертов по авиации или чиновников одного центрального ведомства, которые говорят словами Владимира Путина.

— Каждая эффективная разведка направляет на агентуру влияния основную часть своего бюджета. Именно она создает соответствующую атмосферу, задает направление общественному восприятию той или иной информации. Это целая система использования определенных людей и сообществ для реализации интересов прежде советского, а теперь российского государства.

О дезинформационной деятельности советской разведки и создании сети групп влияния в разных западных странах мы много узнали в 70-е годы от людей, бежавших из Советского Союза. Нет никаких сомнений, что сейчас это работает идентичным образом.

— В 2011 году в британской прессе вышла статья, в которой говорилось о массированном, проникновении российских спецслужб в разные сферы жизни, масштаб которого сравним с эпохой холодной войны. Великобритания, в отличие от Польши, не граничит с Россией, между тем у нас проблема внедрения российской агентуры остается недооцененной. 

— Более того, эта серьезная проблема затронула страну, которая не входила в Организацию Варшавского договора. Польская демократия и польский капитализм после распада СССР строились, опираясь на советскую агентуру: отказ от процесса декоммунизации и от люстрации позволил ей сохранить влияние на общественную, политическую и экономическую жизнь в беспрецедентном по сравнению с западными странами масштабе. Исследования, появившиеся 20 лет спустя и базирующиеся на информации из открытых источников, анализируют лишь малую долю этой проблемы. Они демонстрируют, какая огромная работа нам еще предстоит, если мы хотим, чтобы наша демократия была ближе к Лондону, чем к Москве. В упомянутой статье речь шла о 300 агентах. Я надеюсь, что завтра мы узнаем от представителей Агентства внутренней безопасности, как эта ситуация выглядит в действительности.

Мне бы хотелось, чтобы здесь, в Польше, заработали такие же правовые нормы, как в Британии, например, в плане информирования населения о реальных угрозах и их освещения как можно более открытым образом. Нам, как членам комиссии, удается кое-что узнавать, но мы не можем делиться этими сведениями с общественностью. А полякам необходима информация о том, как спецслужбы их страны противостоят различным угрозам, исходящим от разведок иностранных государств.

 

Автор:  Славомир Серадзкий (Sławomir Sieradzki) | «wPolityce», Польша

Оригинал публикации: Była agentura ma tak szerokie wpływy w mediach, iż może sobie pozwolić na wyśmiewanie ważnych spraw