О том, как в Первой мировой войне первой погибла правда

Cолдаты ликуя маршируют на вокзал, они едва сдерживают нетерпение, стремясь, наконец, попасть на фронт. Восторженно машут им платками и чёрно-бело-красными флагами отцы, матери, жёны и дети. Война будет великолепной и очень короткой. К Рождеству, уверены все участники, победа будет достигнута и счастливые семьи вновь соединятся.

Поскольку мы слишком хорошо знаем из книг и учебников по истории лишь такие картинки и репортажи, то нам всегда казалось, что в них и заключается вся правда. Но действительно ли все ликовали сто лет назад, когда началась Первая мировая война? Ни в коем случае, так как наряду с патриотическими и националистическими настроениями, безусловно распространёнными достаточно широко, летом 1914 было и другое — волна ожесточённых протестов.

Сотни тысяч демонстировали в Германии против угрозы войны, с 26 по 30 июля число демонстрантов по всей империи составило три четверти миллиона. В одном только Берлине 28 июля 1914 состоялось более 30 демонстраций собравших 100.000 участников. Лишь после того, как 4 августа социал-демократы (СДПГ) также проголосовали за военные кредиты, настроения изменились. Так почему же и сегодня мы по-прежнему видим только картины ликующих сторонников войны, но не её противников. Причина одна — невероятно успешная пропаганда, оказавшая влияние в неизвестной доселе форме не только на саму войну, но даже  на исторические воспоминания о ней.

«Первая мировая война стала и первым масс-медиальным событием модерна, послужившим экспериментальным полем для совершенно новаторской стратегии пропаганды», говорит Дэннис Конрад, куратор выставки «Война и пропаганда 14/18», открывающейся в Гамбургском музее прикладного искусства. Около 400 экспонатов из Германии, Франции, Англии, США, Италии и Австро-Венгрии воссоздают не только панораму хода войны, но, в большей степени, исследуют влияние, которое СМИ всех стран участниц, оказало на неё.

Манипуляция в СМИ как оружие

Уже в вестибюле можно увидеть монументальное, размерами 4,5 на 6,5 метра, фото австралийца Фрэнка Харли, показывающее английскую атаку в битве под Ипром (на северо-западе Бельгии. Ипрский выступ в британских линиях обороны стал ареной трёх крупных сражений, во время которых немцы в 1915 году впервые в истории применили химическое оружие — хлор — и в 1917 году, также впервые в качестве оружия, — горчичный газ, ныне известный как иприт. Прим. перев.) Несмотря на рвущиеся повсюду артиллерийские снаряды, британские солдаты двумя атакующими цепями решительно наступают из окопов навстречу немецкому врагу. При этом их атаку поддерживают самолёты.

Этот снимок, ставший главным аттракционом Лондонской военной выставки в 1917, публика рассматривала как подлинный монументальный кадр. В действительности же это композиция из двенадцати отдельных снимков, некоторые из которых вообще были сделаны на манёврах. «Это наиболее ранний пример СМИ-манипуляции, сознательно использованной в качестве оружия в борьбе за общественное мнение», говорит Дэннис Конрад.

В сражениях за величие интерпретации событий и за влияние на общественные настроения, страны-участники задействовали все возможности СМИ своего времени, наряду с плакатами и почтовыми открытками, в ход пошли скульптуры, детские игрушки и патриотические объекты, в том числе и новые масс-медиа, такие как фильмы. Кино, которое в Европе с 1910 постепенно становилось неотъемлимой частью культурного ландшафта, открывало кораздо большие возможности для массово-психологических манипуляций, поскольку здесь одновременно присутствовало до тысячи человек из самых различных слоёв населения. Потому в рамках выставки кинофильмы представлены в отдельной обширной экспозиции. К лентам, которые в зале можно параллельно видеть на экранах, относится и «Битва на Сомме», снятая Джеффри Майлинсом и Джоном Мак Доуэллом по поручению британских служб, в июне/июле 1916 на реальном тетре боевых действий .

С одной стороны, фильм оказывает на публику влияние совершенно новыми формами документалистики и действует эмоционально-возбуждающе, когда, например показываются мертвые немецкие солдаты в стрелковом окопе.  Однако в конце этот «пропагандистский блокбастер», который до окончания войны посмотрело более 20 миллионов человек, всё же с ликованием прославляет победу, ту, что в этой битве на Сомме не было. В заключительных кадрах мы видим британских солдат, которые, раскачивая шлемами, отправляются на новые сражения. В действительности же эти съёмки были сделаны в начале битвы на Сомме и многие из солдат, марширующих в конце на экране, не пережили кровавой бойни.

Речь идёт не об истине

Но в стратегии пропаганды, речь идёт не о правде, а только о мобилизации масс. И для этих целей мастерски использовали плакат, одно из средств информации, от которого в публичном пространстве действительно уклониться не может никто. Плакаты всех стран, участвоваших в войне, и это отчётливо видно в масштабном сопоставлении, агитируют за личную, финансовую, материальную и моральную поддержку своих армий. При этом я зык художественных образов различен, в то время как немецкие плакаты сохраняют традиционный средневекый героический тип, французы больше делают ставку на карикатуру, а американцы на рекламную эстетику, которая кажется удивительно современной. Однако целеполагание одинаково — везде речь идёт о мобилизации для собственных военных целей и демонизации противника. Сформулированный американским политиком Гайрэмом Джонсоном в 1917 диктум, согласно которому первой жертвой войны должна стать правда, нашёл своё подтверждение изобилием ярких примеров удушающих методов, на этой  блестяще составленной и великолепно оформленной выставке в Гамбурге.

 

Балтийское Обозрение
Независимая газета, издаваемая на трех языках: русском, немецком (Die Baltische Rundschau baltische-rundschau.eu ) и английском (The Baltic Review baltic-review.com)