Немцы Латвии: Судьбы в «рамках» стереотипов

Немецкий дом в городе Ва́лмиера, Латвия
Немецкий дом в городе Ва́лмиера, Латвия

«Что вы скажете, если на улице вас назовут русской?». По лицу Лидии К. промелькнула смущённая улыбка и она весело подмигнула: «Вы знаете, господин пастор Граль, я им просто скажу: «Вам ещё нужно многому поучиться …».

За свои 75 лет она уже многого наслышалась и в конце-концов простила. Лидия родилась в Украине в 1936 году. Немкой, как она говорит. Хотя по-немецки она общается сегодня очень редко. Во время войны она вместе с семьей бежала в Польшу, а через некоторое время в Германию. В 1945 году вместе с матерью была сослана в Новосибирск. Там Лидия и росла в комнате, которую делили между собой семь семей. Единственное преимущество: зимой при температуре в минус 40 градусов было не так холодно. В Сибири нужно было говорить по-русски.

В 1954 году, когда ей исполнилось 18 лет, она получила разрешение выехать к своей сестре в Ригу, где и живёт по сей день. В школе она научилась любить Пушкина и Толстого. Русский язык стал языком её детства, пусть и принудительно. Это был, естественно, и официальный язык Латвии во время советской оккупации. «Но тогда, когда наступало Рождество, нельзя было не становиться немцами», – говорит Лидия, улыбаясь и вспоминая об ароматной выпечке и немецких песнях.

Судьбы в «рамках» стереотипов

Её нелёгкая жизнь, о которой она в один воскресный майский день рассказала немецкому священнику по имени Мартин Граль, похожа на судьбы многих других людей, «впрессованных» в такие стереотипы как «русская», «немка», «российская немка» или «украинская немка», и все их уже применяли к Лидии. Подмечено верно, но является лишь частью правды.

И дело не ограничивается только состоянием разорванности между двумя культурами. Сегодня Лидию упрекают в том, что она ни слова не говорит по-латышски. Отчасти справедливо, а отчасти просто из-за невежества, а точнее, из-за поверхностного взгляда на современное плюралистическое общество.

Начиная с тринадцатого столетия на переменчивую историю Латвии оказывала влияние Германия. По своей архитектуре многие средневековые постройки в Риге напоминают времена Ганзы, Немецкого ордена и епископа. Лифляндско-курляндские традиции аристократов сохранились в сельской местности до наших дней благодаря постройкам в многочисленных помещичьих усадьбах.

Сегодня в Латвии снова проживает большое количество немцев. Большинство из них переехали сюда только после 1991года в поисках работы или по каким-либо личным причинам и не имеют семейных корней в Прибалтике. Так, например, Мартин Граль, иностранный священник, который уже в течение 5 лет руководит евангелическо-лютеранской церковью в Латвии. Так же, как и он, сегодня около 400 бизнесменов, банкиров, дипломатов и работников сельского хозяйства временно или на продолжительное время нашли в Латвии свою вторую родину.

Среди возвратившихся есть и такие как, например, издатель Харро фон Хиршхейдт, который приехал со своей женой в латвийский город Айцпут (ранее Хазенпот), потому что он здесь родился. Они должны были последовать призыву национал-социалистов, которые согласно пакту Гитлера и Сталина 1939 года отдали распоряжение о «безоговорочном возвращении всех до последнего немцев» (цитата из газеты «Ригаше рундшау», 30.10.1939) в тогдашнюю германскую империю. Супружеская пара Хиршхейдт принадлежит к тому небольшому числу «балтийских немцев», которые после распада Советского Союза решили вернуться. Из 60000 человек, которые в период между 1939 и 1941 годом вынуждены были покинуть Латвию, и их потомков, большинство навсегда осталось в Германии, поддерживая память о родине через Землячество, немецко-балтийские культурные организации и рыцарские объединения.

Немецкое влияние на культуру Латвии

Третью группу образуют те немногочисленные балтийские немцы, которые успешно противостояли призыву Гитлера о переселении и избежали депортаций в Гулаг, проводившихся Советской Армией. К их числу принадлежат и те, кто пережил трудовые лагеря и вернулся назад. Точное их число неизвестно, но оно настолько мало, что можно утверждать, что с 1941 года на территории современного государства Латвия не существовало сколько бы заметного немецкого меньшинства.

К немецкоговорящему населению относится ещё и другая, намного большая группа. К ней относятся немцы, называемые по региону их происхождения: «поволжские немцы», «московские немцы», «кавказские немцы», которые по приказу Сталина были выселены из центральной России в окраины бывшего Советского Союза. Сегодня эти 1400 немцев и их потомки либо не имеют латышского гражданства вообще, либо зарегистрированы в Латвии, как «неграждане» немецкой национальности с ограниченными правами.
Назвать эту группу населения родовым понятием «российские немцы» довольно проблематично, так как многие из них родом из тех регионов, которые теперь относятся не к России, а, к примеру, к Украине. Как, например, Лидия К.

Проведённые диктаторами Гитлером и Сталиным массовые переселения людей привели к тому, что в Латвии, в юридическом смысле, сегодня практически не существует «немецкого меньшинства». Таким образом в будущем немецкие следы и отголоски можно будет встретить только в архитектуре, литературе, искусстве или музыке.

А как же молодые немцы, которые сегодня приезжают в Ригу? Им, как гражданам расширенного Европейского Союза, исторические факторы становятся всё менее важными. Они принимают решение жить в Латвии, как, например, священник Мартин Граль, поскольку убеждены в том, «что это стоит того – жить и работать в этой молодой, независимой и растущей стране».

Маркус Хефнер, Baltische Rundschau


ДОСЬЕ:
С XIII века по 1939 год на территории Латвии проживало большое число немцев. В начале XIV века на той территории Ливонии, которую сегодня занимает Латвия, проживало около 15 000 немцев, что составляло примерно 5% населения этого региона. На смене XVIII-XIX веков здесь было уже приблизительно 60 000 немцев или 7% населения. Из них 35000 жили в Курляндии и Земгалии, и составляли 8.4% жителей этих регионов. В XIX веке, согласно переписи населения 1897 года, здесь проживали 120 191 немцев – 6,2% населения. После этого их численность начала уменьшаться. В 1925 году в Латвии жило приблизительно 70 000 немцев (почти 4% всех жителей), а в 1939 году, перед их массивным выездом из Латвии – 62 000 (3,2%).

Хотя немцы и были национальным меньшинством, они являлись ведущим классом общества до конца XIX века. В этот класс входили помещики, представители духовенства и высшего общества, подчинившие себе коренных жителей Латвии латышей, ливов и др. на период более чем 600 лет. Экономическое влияние немцев продолжалось даже дольше – до 1919 года, когда были ликвидированы наиболее крупные поместья.

Образованные немцами государства Ливонской конфедерации и Курземское герцогство оставили яркий след в истории Латвии. В 15 и 16 веке, в течении недолгого периода, Ливония была прикреплена к немецкой части Священной Римской империи.

По этой и другим причинам немцы являлись законным правящим классом. До второй половины 19 века немцы жили в основном в больших города Видземе (Лифляндии), Земгалии и Курляндии, где латыши представляли собой меньшинство как в демографическом, так и в юридическом смысле.

Балтийское Обозрение
Независимая газета, издаваемая на трех языках: русском, немецком (Die Baltische Rundschau baltische-rundschau.eu ) и английском (The Baltic Review baltic-review.com)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ