История: Операция “Пасториус” — один из самых трагикомичных эпизодов войны

Корабль дураков или Как нацисты не взорвали Нью-Йорк

Сейчас трудно сказать, кому первому пришла в голову эта идея, не столько военная, сколько пропагандистская акция: министру пропаганды Геббельсу или шефу внешней разведки Вальтеру Шелленбергу. Скорее всего, она — удар по символу Америки, самому высокому тогда зданию мира “Эмпайр Стейт Билдинг” в сто два этажа, – могла быть высказана главным ракетчиком гитлеровской Германии Вернером фон Брауном. Однако обер-диверсант Гитлера Отто Скорцени считал себя автором феноменально дерзкого замысла.

“Я получил разрешение посетить огромный испытательный полигон ракет класса “Фау”, расположенный в Пенемюнде, на острове Узедом в Балтийском море… – отмечал он в своем дневнике. – Именно тогда мне пришла в голову мысль… попытаться сделать то же самое, что мы сделали с морскими торпедами: снабдить ракету кабиной для пилота…

Создавая новое оружие, мы вторгались и в вотчину люфтваффе: подобные исследования уже велись какое-то время в 200-й боевой эскадрилье. Они даже создали концепцию операций смертников – летчиков-добровольцев, которые готовы были погибнуть вместе со своими самолетами, наполненными бомбами и взрывчаткой, направляя их прямо в цель…”

В разгар Второй мировой войны группа немецких диверсантов была доставлена на подводной лодке к побережью США неподалеку от Нью-Йорка. Им было поручено устроить в Америк скоре после вступления США в войну, был направлен на подрыв морального духа американцев путем терактов на предприятиях военной промышленности, распространения страха и антивоенной пропаганды.

Операцию возглавил Георг Даш (George Dasch), гражданин Германии, выросший в США. Большинство диверсантов были убежденными нацистами — но не Даш. Он решил перейти на сторону противника еще до того, как покинул Германию.

Диверсантов научили изготавливать взрывные устройства, симпатические чернила из слабительного и замедляющие механизмы из таких вещей, как сушеный горох, куски сахара и лезвия бритвы.

Остальных членов своей команды Даш считал “сборищем придурков”. Среди первоначальных кандидатов был один низкорослый шотландец-предатель с волосатыми руками и желтыми от табака зубами по кличке “Скотти”. Когда-то Скотти работал коммивояжером, продавая галстуки на Среднем Западе, а позже переехал в Гамбург, где стал бухгалтером.

“Ему никто не доверял, и его отправили из школы восвояси, так как его кандидатура была совершенно неподходящей”.

Чтобы взорвать символ Америки “Эмпайр Стейт Билдинг” -- самое высокое зданию мира, диверсанты получили в свое распоряжене мощные взрывчатые вещества

Четверо мужчин, отобранных для диверсионной операции, получили в свое распоряжение мощные взрывчатые вещества, детонаторы и абразивы — заливать в системы смазки двигателей.

Им велели по прибытии в США несколько месяцев сидеть тихо, а затем приступить к осуществлению операций, направленных на то, чтобы замедлить ход американской военной машины путем срыва производства самолетов, подрыва железнодорожных путей, линий электропередач и создания перебоев в работе транспорта.

В частности, команде было поручено разрушить нью-йоркский мост “Хелл-Гейт”, для чего она должна была вызвать крушение поезда, и устроить панику, взорвав зажигательные бомбы в еврейских магазинах. Среди прочих важных целей были гидроэлектростанция на Ниагарском водопаде и нью-йоркский водопровод.

Кроме того, Даш имел при себе носовой платок, на котором симпатическими чернилами были записаны имена сочувствующих американцев, к которым можно было обратиться за помощью, а также кодовое название и пароль операции: “Франц Даниэль Пасториус”. Это имя основателя первого немецкого поселения на территории США, созданного в XVII веке. Прочесть написанное можно было, пропитав платок нашатырем.

МИ5 отмечает, что “германская разведывательная служба придавала огромное внимание успеху операции”. Диверсантам обещали “высокие посты в Германии, когда они вернутся домой после войны”, но также их предупреждали о том, что за предательство придется поплатиться жизнью. “Никому не доверяйте, а предателя уничтожайте на месте”, — было сказано им.

План начал рушиться еще до того, как диверсанты приступили к его осуществлению. После прощального ужина в Париже один из них — Герберт Хаупт (Herbert Haupt), напился в ресторане Hôtel des Deux Mondes и громко объявил своим собутыльникам о том, что он шпион.

Еще одна странная идея: каждому члену группы Даша выдали по “маленькому металлическому дикобразу” — талисману подводной лодки, которая должна была доставить их к берегам Америки. Это был “тайный знак, по которому члены группы могли узнать друг друга”.

Их подлодка приблизилась к пляжу Амагансетт на Лонг-Айленде 13 июня 1942 года и вскоре села на мель. Как писал Виктор Ротшильд (Victor Rothschild), отвечавший в МИ5 за противодиверсионные операции, “только благодаря лени и глупости береговой охраны США подводная лодка не подверглась удару американских войск”.

Команда диверсантов подплыла к берегу на надувной лодке. Они были одеты в нацистскую форму — на тот случай, чтобы их не застрелили как шпионов, если они будут схвачены после высадки. Вторая группа диверсантов высадилась во Флориде, но это была сцена, которая не пришла бы в голову ни одному комедийному кинорежиссеру. По-видимому, они “считали, что форменного головного убора будет достаточно для того, чтобы с ними обошлись как с военнопленными, поэтому высадились в одних купальных костюмах и пилотках”.

Нью-йоркские диверсанты переоделись в гражданское и закопали свою форму в песок. В этот момент появился боец береговой охраны. Они выдали себя за рыбаков, севших на мель, после чего на поезде отправились в Нью-Йорк. Патрульный проинформировал начальство о происшествии на пляже, но “долгое время никто не ставил в известность ФБР, и все действия ограничились непрофессиональным расспросом, который провел военнослужащий”.

План окончательно рухнул неделю спустя, когда Даш позвонил в управление ФБР по Вашингтону, сообщив, что он диверсант и хочет рассказать свою историю мистеру Гуверу”. Его пригласили в штаб-квартиру ФБР в Нью-Йорке, но заместитель директора бюро Д. М. Лэдд, скептически отнесся к поведанному. Лишь когда Даш вывалил на стол Лэдда 84 000 долларов — деньги, выделенные на реализацию плана — сотрудники ФБР осознали, что у них в руках готовый к сотрудничеству нацистский террорист. Обе группы диверсантов были быстро накрыты, хотя, скорее всего, была и третья, которая избежала задержания и перешла на нелегальное положение. Все диверсанты были признаны виновными в шпионаже и приговорены к смертной казни.

Даш получил тридцать лет тюрьмы, но в 1948 году его отпустили, и он вернулся в Германию. Остальные шесть диверсантов, в том числе вся команда из Флориды, отправились на электрический стул.

У МИ5 не было сомнений в том, что эта диверсионная операция при всей своей нелепости представляла собой крупную угрозу Америке и военным усилиям союзников. Если бы не предательство Даша, ее результаты были бы вовсе не комичными. В докладе отмечается: “Остальные члены экспедиции были закоренелыми нацистами, которые, вне всякого сомнения, выполнили бы намеченное, если бы их не арестовали”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ