Европе нужна новая «восточная политика»

© коллаж ИноСМИ

В то время как в ее южной части по-прежнему наблюдается брожение, а сама еврозона все глубже погружается в кризис, мало у кого европейских лидеров есть время подумать о пограничных областях на востоке. Но подумать следовало бы. Это тот регион, где коллективный Европейский Союз может положительно повлиять на ситуацию. Более того, возвращение Владимира Путина на пост президента России, о котором раструбили все мировые СМИ, должно заставить всех сконцентрироваться на том, как представить альтернативу растущей авторитарной модели России.

Настораживающие сигналы тревоги исходят из шести постсоветских европейских стран вокруг России — Белоруссии, Молдавии, Украины, Армении, Грузии и Азербайджана. Спустя двадцать лет после приобретения независимости в связи с распадом Советского Союза, они превратились в ось разочарования.

Крошечная Молдавия, возможно, является самым светлым пятном [на этой карте], и имеет самое прогрессивное правительство, но одновременно является беднейшей из вышеуказанных стран, и ее реформистская повестка дня остается большей частью на бумаге. Белоруссия страдает от самого репрессивного лидера Европы Александра Лукашенко, и близка к банкротству. Украина растратила свой шанс на преобразования, обещанный Оранжевой революцией 2004 года, и охвачена постоянной политической борьбой.

В другом регионе нынешняя грузинская элита осуществила несколько впечатляющих модернизаторских реформ, но ее достижения в демократической области более неоднородны. Грузия сегодня — однопартийное государство с незначительными проявлениями системы сдержек и противовесов. Армения и Азербайджан по-прежнему парализованы своим вечным и неразрешимым конфликтом вокруг спорной территории Нагорного Карабаха.

Сегодня в Варшаве Евросоюз перезапускает свою достойную, но прерывистую, неуверенную и спотыкающуюся программу «Восточного партнерства» для этих шести стран. Если вообще возможен проект, позволяющий активизировать этот процесс, то это должен быть именно он. В Восточной Европе гораздо в большей степени, чем в арабском мире, Евросоюз является путеводной звездой для миллионов людей, которые ощущают себя европейцами, но разочарованы некомпетентными правительствами и постоянной нищетой.

Вопрос не в российской имперской угрозе. За исключением нескольких острых моментов, таких как Абхазия или Крым, Москва уже давно ушла из своего бывшего колониального пространства, и по большей части занята внутренними проблемами, такими как напряженность на Северном Кавказе. Россия озабочена возможным расширением НАТО за счет Грузии и Украины, но этот непродуманный проект сейчас уже выдохся. Евросоюз, напротив, это просто жизненная реальность к западу от их границ. Вызов, бросаемый Россией, лежит, скорее, в экономической сфере: переизбранный г-н Путин, вероятно, будет более агрессивно проталкивать установление системы трансграничного кумовского капитализма, например, через Таможенный союз с Украиной.

ЕС может предложить более светлую перспективу  — если хотя бы попробует. Сейчас политикой по умолчанию является воздержание от «большого пряника», перспективы членства для этих стран, с одновременным смягчением позиции по ряду повседневных вопросов, таких как обусловленность реформ и проведение выборов, с целью поддержания диалога с правящей элитой.

На самом деле должно быть наоборот. Лидеры Евросоюза должны дать общее обязательство, что в теории и в будущем эти шесть стран могут в конечном итоге присоединиться к ЕС, при условии — и, конечно, вероятность выполнения этого условия под очень большим вопросом — они доведут свои стандарты до уровня Евросоюза. Предложение надежды на присоединение к ЕС не должно представлять из себя какое-то табу. Турция ждет принятия в союз с 1960-х годов, но, скорее благодаря удаче, чем планированию, долгий период ожидания помог реформировать турецкое государство, и на данный момент, вероятно, даже перерасти его евросоюзные амбиции.

Однако для ЕС будет большой ошибкой срезать углы и изворачиваться по таким вопросам, как выборы или торговые соглашения. Если называть плохие выборы плохими выборами, это посылает четкий сигнал о том, что некоторые правительства более легитимны, чем другие. Переговоры по вопросу о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Грузией, Молдавией и Украиной обещают в конечном счете привилегированный доступ к единому рынку Евросоюза, и Брюссель должен использовать все рычаги, которые у него есть по этому вопросу. Все эти страны имеют непрозрачные и монополистические «углы» в своих экономиках, которые нуждаются в том, чтобы стать более открытыми, чтобы на них было «пролито больше света». Если они хотят получить лучший доступ к Евросоюзу, они должны обеспечить это, не ставя условий и не требуя исключений из правил.

Один принцип должен господствовать надо всеми другими в новой восточной политике: обычные граждане зачастую более проевропейски настроены, чем их лидеры. Это означает, что все, что можно сделать для снятия визовых ограничений и облегчения поездок для студентов или профессионалов, может принести крупные дивиденды в будущем. Оставим в стороне на какой-то момент долговой кризис. Представление видения более крупной и более свободной Европы — это проект, который даже Германия и Греция должны иметь возможность поддержать.

Автор – старший научный сотрудник в Фонде Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace) в Вашингтоне.

 

Оригинал публикации: Europe urgently needs a new Ostpolitik | Томас де Ваал (Thomas de Waal)