«Еврейский вопрос»: Скандал в Латвии

Международный день памяти жертв Холокоста по-разному встречают на территориях постсоветских государств. В то время как в одних странах проходили траурные мероприятия и в прессе вышли посвященные этому дню материалы, в Латвии оказался актуальным и болезненным вопрос о выплате еврейской общине компенсаций

27 января, по решению Организации Объединенных Наций ежегодно мир отмечает Международный день памяти жертв нацизма и Холокоста. В этот день в 1944 году советские войска освободили узников концлагеря Освенцим (Аушвитц).

В Эстонии, Украине, Грузии, Армении прошли мероприятия с участием высокопоставленных лиц и членов правительства, на которых почтили память жертв Холокоста. В частности, в них приняли участие президент Украины Виктор Янукович, премьер-министр этой страны Николай Азаров, мэр Таллина Эдгар Сависаар и другие.

«Тревожит, что сегодня, через много десятков лет после разгрома фашизма, кое-где в мире поднимает голову его страшный призрак, преследуя людей по религиозному или расовому признаку», – цитирует портал ForUM главу Украины Виктора Януковича, который призвал всех людей доброй воли к взаимопониманию, взаимному уважению и толерантности.

В Белоруссии впервые появится учебник о Холокосте

В годы Второй мировой войны только на территории Беларуси погибло 805 тысяч евреев. В Минске находилось одно из самых крупных гетто на территории Европы, а на оккупированной территории СССР занимало второе место после Львовского. На территории гетто находилось более 100 тысяч узников. Но после большого погрома в июле 1942 года в гетто осталось всего лишь около 9 тысяч человек, пишет портал «Беларусь сегодня».

Автор книги «Минское гетто 1941-1943: еврейское сопротивление и советский интернационализм» Барбара Эпштейн – профессор истории Калифорнийского университета в Санта-Крус – исследует методы уничтожения еврейского населения на Западе и на территории СССР. В Европе нацисты сгоняли евреев в гетто, инициировали погромы, иногда убивали, но скрывали это от местного населения. Политику массовых убийств в Европе они начали только после нападения на СССР. В Беларуси, в частности, сразу же неприкрыто стали уничтожать людей. Не сумев инициировать погромы местного населения, как это произошло в Украине и в Прибалтике, нацисты просто сгоняли тысячи евреев к заранее выкопанным траншеям и расстреливали. Иногда наскоро создавали маленькие гетто, а через несколько месяцев уничтожали их полностью.

Вместе с тем следует признать, что эта тема остается малоисследованной и сегодня, сетует «Белорусский партизан».

Беларусь до этого оставалась единственной страной региона, в которой нет ни одного образовательного пособия о Холокосте, тогда как только в соседней Украине 12 таких учебников. Тема массового истребления евреев в гетто и концлагерях на уроках истории изучается фрагментарно. Термин «Холокост» в учебниках вообще отсутствует. Поэтому группа ученых-энтузиастов решила создать пособие о Минском гетто для учителей истории.

«Антисемитизм сыграл свою роль и в годы войны, и после войны. И сейчас эти корни вырвать очень трудно… У нас сейчас уже около 40 памятников, а раньше ничего не было, ни камешка на месте, где погибли евреи. Просто почти никто ничего не знает. Раньше это запрещалось, сейчас замалчивается. А надо, чтобы люди помнили», – сказал газете один из создателей пособия – известный архитектор, председатель Союза белорусских еврейских общественных объединений и общин Леонид Левин.

Жертв лагеря в Саласпилсе не считали

Однако за колючей проволокой концлагерей оказались не только идейные противники нацизма и «недочеловеки» – цыгане и евреи. Семьдесят лет назад на оккупированных нацистской Германией территориях от голода и холода гибли миллионы узников, в том числе и сотни тысяч советских военнопленных, решила напомнить об этом в день Холокоста латвийская русскоязычная газета «Час».

Советский Союз, как известно, Женевскую конвенцию, где оговаривались правила обращения с военнопленными, не подписал. Отношение Сталина к своим солдатам, оказавшимся в плену, лучше всего отражает приказ № 270 от 16 августа 1941 года – все попавшие в плен являются предателями.

Со стороны Германии также по отношению к советским солдатам до и тем более после пленения всякие нормы воинской этики объявлялись недействительными. Хотя по отношению к воевавшим с Германией солдатам западных стран эти нормы в определенной мере выполнялись.

По данным современных российских историков, в плен на советской территории попали 3,9 млн военнопленных, иногда встречается цифра 5,4 млн. В Германии со ссылкой на «внутренние отчеты» фигурирует цифра 5,7 млн, из которых выжили лишь 1,1 млн.

«О числе советских военнопленных в шталагах (stamlager – основной лагерь) Латвии к началу зимы 1941/1942 годов общих данных нет и быть не может. Всего в Латвии было свыше пятидесяти подобных лагерей», – сказал в интервью «Часу» основатель музея «Евреи в Латвии» Маргер Вестерман.

«Поясню на примере шталага 350-S в Саласпилсе. Сначала военнопленных разместили в бывших казармах латвийской армии – тогда еще велся учет. Потом пришли новые партии, места в казармах не хватало, и пленных просто оставили в поле под открытым небом. Есть страшные фотографии со стволами деревьев, на которых обгрызли кору. Потом приезжали германские танки и утюжили горы трупов. А с приходом весны начинаются эпидемии… В прифронтовой полосе были предусмотрены нормы суточного довольствия для солдат – но не для военнопленных! Летом их отправляли в запломбированных вагонах. Вдоль всей псковско-рижской железной дороги находили могилы, где лежали по десять, по сто человек. Умерших в пути просто выгружали из вагонов… Известно, что из всех военнопленных в Саласпилсе выжили 3434 человека. А сколько было вначале и сколько погибло, не знали сами немцы», – рассказал Вестерман.

«Еврейский вопрос»: скандал в Латвии

А тем временем в Латвии, где, по официальным данным, также погибло более 70 тысяч евреев, вопрос о компенсациях еврейской общине неожиданно оказался весьма болезненным для латвийской политики и социума.

Накануне визита в Ригу особого посла из Госдепартамента США по вопросам Холокоста Дугласа Давидсона, курирующего выплату компенсаций за отнятую нацистами собственность евреев, в обществе появился «нехороший ажиотаж», а в СМИ – ряд материалов по данному вопросу.

В Латвии о возможности возврата собственности жертвам Холокоста на политическом уровне впервые заговорили еще в 2003-м. При правительстве Айгара Калвитиса была создана специальная комиссия, которая и разработала отдельный законопроект. Утвердить свою же законодательную инициативу правящая коалиция тогда не решилась. Во время финального голосования в Сейме за его принятие высказались только левые, против — «тевземцы», а все остальные, в том числе и участвовавшие непосредственно в разработке законопроекта, — «благоразумно» воздержались, напоминает предысторию вопроса «Телеграф».

«Сейчас «Единству» гораздо сложнее. Идея выплаты компенсаций сама по себе в обществе и политических кругах столь же непопулярна, как и при Народной партии. Но при этом в отличие от тучных лет найти в бюджете дополнительные 30 млн латов сегодня объективно очень трудно», – сказал газете бывший депутат Сейма, политический обозреватель и юрист Юрий Соколовский.

Как показал опрос, проведенный телекомпанией LNT и агентством TNS Latvia, более половины экономически активного населения, или 60% жителей, не поддерживают выплату компенсации еврейской общине за утраченную довоенную собственность. Фактически это косвенно свидетельствует о скрытом антисемитизме, делает выводы портал Novonews.

Ситуация осложняется тем, что компенсации затребованы за имущество, юридически не наследуемое (юридически законных наследников из еврейских организаций нет), а организаций и людей, которым оно принадлежало, больше не существует – война не щадила никого.

Латвия не может нести ответственности за Холокост, так как в то время была оккупирована, тиражирует пресса высказывание на внешнеполитических дебатах в Сейме лидера Народной партии Андриса Шкеле.

Глава парламентской фракции «Единство» Дзинтарс Закис напомнил, что во многие объекты недвижимости, на которые намерена претендовать еврейская община, за многие годы вложены государственные или муниципальные средства. «Это не то же самое имущество, каким оно было», — отметил депутат.

«Плохо то, что в общественном сознании необходимость решения вопроса возврата еврейской собственности трактуется только как воля американцев. Местный политический истеблишмент даже не пытался объяснить людям, что это прежде всего нужно Латвии, что есть определенные моральные, юридические обязательства», – прокомментировал «Телеграфу» ситуацию политолог Виктор Макаров.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ