Есть ли в Самаре оппозиция?

В России много говорится о необходимости активизировать оппозиционное движение. Но оппозиция – это не только Москва и Санкт-Петербург. Помимо двух столиц, в стране много провинциальных городов, культуру в которых (в том числе – культуру политическую) определяют политически активные люди. Это и правозащитники, и гражданские активисты, и молодежь. О жизни оппозиции в провинции рассказывает наш самарский автор.
"Желание не отставать от Москвы, скандальность и массовый пиар участников – отличительные особенности любых публичных акций самарской оппозиции" | Фото: "Марш миллионов" в Москве 6 мая, РИА Новости

Самара отметилась гражданскими протестами и массовыми акциями еще в конце 80-х годов прошлого века. – 22 июня 1988 года в Самаре на площади Куйбышева прошел многотысячный митинг под лозунгами “Перестройка или Муравьев?” и “С чего начать?” Сотрудники КГБ пытались не допустить митинга протеста центре города, организовав на площади Куйбышева соревнования картингистов и пригнав туда “КАМАЗы” с длинными грузовыми платформами – чтобы люди не смогли собраться на площади. Но народ разогнал картингистов и грузовики, и митинг состоялся.

Митинг собрал рекордное число участников – свыше 65 тысяч самарцев, возмущенных плохим уровнем жизни в городе и отвратительным руководством областью, которую тогда возглавлял первый секретарь обкома КПСС Евгений Муравьев. Так много людей ни до, ни после не участвовало в самарских акциях оппозиции. Собравшиеся потребовали, чтобы на митинг пришел Муравьев, но он на площади не появился. Митинг продолжался с 6 до 10 часов вечера. В августе первый секретарь куйбышевского обкома КПСС ушел в отставку. Так самарцы впервые показали Кремлю, что могут добиться перемен.

Самарская оппозиция громко заявила о себе и в августе 1991. Тогда центр оппозиционного движения переместился на противоположный Самаре правый берег Волги. В условиях конспирации, в палатках диссиденты печатали листовки, которые ранним утром 20 августа расклеивались на самарских улицах. Листовки были перепечатками текстов передач западных радиостанций и рассказывали правду о событиях в Форосе и Москве. Писатель, а в 80-е годы политдиссидент Марк Солонин был одним из тех, кто готовил антикоммунистические листовки в Самаре в августе 1991 года. Многие диссиденты понимали, что в случае ареста и провала плана по свержению ГКЧП их ждут мордовские политлагеря.

Кто пришел на место эмигрантов

После прихода к власти Бориса Ельцина политическая активность в Самаре проявлялась в основном в виде одиночных пикетов и акций в защиту прав человека. Первую голодовку протеста в начале 90-х годов провел в Самаре на площади Кирова ныне покойный правозащитник Николай Ильич Романов. В 1991-1995 в Самаре массово проходили голодовки и пикеты рабочих крупных оборонных заводов. Несколько месяцев не получавшие зарплату тысячи рабочих завода имени Масленникова во главе с лидером заводского стачкома Григорием Исаевым перекрыли крупнейшую трассу Самары – улицу Ново-Садовую. Власть испугалась, и рабочие получили зарплату.

Спад политической активности самарцев в начале 90-х годов связан, по мнению политолога, профессора Евгения Молевича “с эмиграцией за границу активистов протестного движения, в 70-80-е годы определявших протестный вектор региона“. В начале 90-х из Самары на Запад уехал легендарный лидер самарских диссидентов Анатолий Черкасов, выпускавший в 80-е годы в самиздате журнал “Кредо”. Уехали в Израиль Александр и Роза Белоусовы, сотни других представителей самарской интеллигенции. В 70-80-е годы на их кухнях велись знаменитые “кухонные” диссидентские разговоры о том, как обустроить Россию.

На место эмигрировавших диссидентов пришли новые персоны: Людмила Кузьмина, работавшая директором самарской библиотеки политической книги, архитектор Галина Рассохина, ныне покойный депутат горсовета Михаил Кожухов и “дедушка самарской демократии”, врач Юрий Никишин. Эти люди при поддержке самарского губернатора Константина Титова стали главными лидерами протестного движения в Самаре начала 90-х годов. Первый мэр Самары Олег Сысуев в 1991 году передал в аренду политическим активистам города здание на улице Венцека 38, ставшее Общественно-политическим центром (ОПЦ). Там разместились штаб-квартиры самарских представительств партий и движений, общественных и правозащитных организаций. В результате вся политоппозиция стала собираться именно в здании ОПЦ.

Одним из значимых событий в жизни самарского протестного движения стала прошедшая в 1998 году акция “Ты прав!”, посвященная созданию коалиции “Правое дело”. В город прилетели лидеры коалиции Борис Немцов и Ирина Хакамада. Молодые люди, одетые в одинаковые майки с девизом акции “Ты прав!” за скромные гонорары пронесли по улицам Кировского района Самары до стадиона “Металлург” огромный, размером 10 на 100 метров российский флаг.  На стадионе состоялся бесплатный концерт звезд эстрады. Тогдашний самарский губернатор Константин Титов, всегда тяготевший к модным политикам, поддержал акцию и принял в ней участие. Самарскими координаторами акции были Юрий Никишин и Людмила Кузьмина.

Жертвы режима

До прихода к власти Владимира Путина протестное движение в Самаре не отличалось особой активностью. В начале века политическая оппозиция заключалась главным образом в противостоянии мэру Самары Георгию Лиманскому и президенту Владимиру Путину. Рабочие самарского трамвайно-троллейбусного управления в 2000-2002 году, создав независимый профсоюз “Солидарность”, протестовали против своего начальника Владимира Водолазова, нарушавшего Кодекс законов о труде. Гражданские активисты во главе с бывшим депутатом Верховного Совета СССР Юрием Юдиным протестовали против плохих дорог, виновником которых называли мэра Самары Георгия Лиманского. Ставшая самарским координатором ассоциации в защиту прав избирателей “Голос” Людмила Кузьмина не раз выступала организатором в Самаре пикетов против принятия Государственной Думой законов, ограничивающих права и свободы граждан.

Еще в 2005 году Людмила Кузьмина в эфире радио “Эхо Москвы в Самаре” жаловалась, что городу не хватает молодых оппозиционеров. Являясь самарским координатором ассоциации в защиту прав избирателей “Голос”, Кузьмина начала «раскручивать» политически активную молодежь. В здании ОПЦ стали собираться политически активные, но при этом лишенные идеологии молодые люди, девизом которых стали слова: “Мы за любой кипеш, кроме голодовки!” По мнению политолога Валерия Павлюкевича, “Людмила Кузьмина скоординировала в середине 2000-х вокруг себя амбициозную, но политически неграмотную молодежь, которую затем стала активно “пиарить”. Именно эти молодые люди были по рекомендации Кузьминой трудоустроены в местный “Коммерсант”, телеканалы РТР и “Терра”, на радио “Эхо Москвы”. Эти ходы гражданской активистки понятны: иметь везде своих людей и информационную поддержку. Это было нужно Кузьминой для организации в мае 2007 года в Самаре “Марша несогласных“.

В мае 2007 года, в дни, когда под Самарой в правительственном санатории “Волжский утес” проходил саммит, и Владимир Путин говорил о том, что Россия уверенно идет по европейской модели демократии, в Самаре прошел “Марш несогласных”. Акция протеста состоялась, однако многие ее организаторы, в основном нацболы и члены “Другой России”, были задержаны, получив бонус в виде признания “жертвами режима”. Так, один из организаторов самарского “Марша несогласных”, нацбол Михаил Ганган бежал в Украину, откуда, получив статус политбеженца, выехал в США. Участница “Марша” Анастасия Курт-Аджиева выехала в Санкт-Петербург, а ее отец, средний по таланту журналист Сергей Курт-Аджиев, провозгласил себя “жертвой режима” и мгновенно стал чуть ли не главным правдорубом и оппозиционером в самарской прессе. Другие “маршисты”, во весь голос прокричав о притеснениях в их адрес со стороны самарского ФСБ, уехали из Самары. Во время “Марша несогласных” был жестоко избит коллега Кузьминой, гражданский активист и журналист Александр Лашманкин, также заявивший, что стал жертвой ФСБ. Тогдашний мэр Самары Виктор Тархов поддержал оппозицию, лично встретившись с лидером Объединенного Гражданского Фронта Гарри Каспаровым. «Марш несогласных» в Самаре стал пиаром отдельных людей, доказав как близки политика и политиканство», – заявил в мае 2007 года в интервью местному телевидению политолог, профессор Евгений Молевич.

“Марш несогласных” в Самаре вызвал недовольство в Кремле, и 27 августа 2007 года губернатор Константин Титов ушел в отставку с формулировкой «по собственному желанию». Руководить губернией стал человек Кремля, президент АвтоВАЗа, Владимир Артяков. А главой департамента по вопросам общественной безопасности Самарской области стал генерал-лейтенант ФСБ Иван Миронов. Этот чиновник, о котором в своей книге писал Александр Литвиненко, в 80-е годы был секретарем парторганизации 5-го управления КГБ СССР. В первые три года губернаторства Артякова протестное движение было фактически задавлено. В Самарской области разгонялись и запрещались публичные акции протеста, включая акции рабочих Волжского автозавода, где в 2009-2011 годах состоялись крупнейшие забастовки. Лидер профсоюза ВАЗа “Солидарность” Петр Золотарев рассказал, что перед забастовками за ним ходила “наружка” ФСБ, а каждые его встречи снимались на видео.

Владимир Артяков позволял и определенную критику: в Самаре начался выпуск “Новой газеты”, в публикациях которой был минимум критики власти, а с изданием сотрудничали лояльные к власти журналисты. Руководивший местным отделением “Справедливой России” мэр Самары Виктор Тархов поддерживал оппозиционеров, а сотрудница пресс-службы мэрии Лена Лебединская провозгласила себя политологом и стала принимать активнейшее участие в митингах оппозиции, что вызвало негативную оценку у жителей Самары. Осенью 2010 года на площади Куйбышева в Самаре прошел многотысячный митинг “”Едро” в ведро” («ЕдРо» – сокращенное обозначение правящей партии «Единая Россия» – БО), организатором которого выступила Людмила Кузьмина. Во главе самарской оппозиции с начала 90-х годов находятся одни и те же люди. Свежими персонами можно считать главу регионального отделения партии “Яблоко” Игоря Ермоленко и гражданского активиста Александра Лашманкина.

Не отставать от Москвы

После избрания в конце 2010 года главой Самары члена “Единой России” Дмитрия Азарова количество политических акций протеста усилилось. Активным участником акций стал депутат самарской Губернской Думы Михаил Матвеев. Многие акции были направлены против инициатив правительства Самарской области. В частности, за отмену введенного в области “московского часового пояса”. После выборов в декабре 2011 года депутатов самарской Губернской Думы, где большинство заняли члены “Единой России” в Самаре, как и во всей стране, прошли массовые митинги “За честные выборы”. Именно эти акции массово привлекли к протестному движению молодежь. До этого игнорировавшие любые протестные акции, студенты вузов и техникумов, лицеев и школ массово стали участвовать на пикетах и митингах самарской оппозиции.

В январе 2012 года по инициативе адвоката Андрея Соколова появилось общественно-политическое движение “Самарский союз избирателей”, которое стало инициатором митингов “За честные выборы!” и привело в публичную политику представителей интеллигенции: писателя Марка Солонина, поэта Сергея Лейбграда, философа Виталия Лехциера и других известных самарцев.

Политолог Даниил Лисовский отмечает: “Сегодня среди представителей оппозиции в провинции так мало новых лиц потому, что молодежи неинтересна политика. За последнее десятилетие при массовой “промывке мозгов” обывателей с помощью телеканалов ОРТ, РТР и НТВ у людей сложилось мнение, что политика – грязное дело. Молодежь политически инертна, и поколебать эту инертность можно только запретив интернет, который для молодежи важнее, чем акции протеста”.

Руководитель самарского “Яблока” Игорь Ермоленко, не только сам активно участвует в акциях протеста и привлекает для участия в них студентов самарского медико-технического лицея, одним из руководителей которого является. Совершенно добровольно молодежь из МТЛ приходит на митинги, становясь политически активными людьми.

Но по данным социологов, самарская молодежь, как и молодежь других провинциальных городов, в отличие от столицы, неохотно участвует в протестных акциях. О том, что митинги и прочие публичные политические акции им неинтересны, социологам заявили 65% опрашиваемых самарцев в возрасте от 17 до 25 лет. Да что там протестные акции, если молодежь не хочет даже поставить свои подписи под опубликованными в интернете петициями в поддержку прогрессивных инициатив! Провинциалы не так толерантны, как москвичи и европейцы. Во-первых, потому что о правах человека практически не говорят в вузах и лицеях. Во-вторых, в самарских информационных ресурсах, включая интернет, отсутствуют средства массовой информации, публикующие доходчивые и интересные материалы с рассказами об истинной политической ситуации в стране. А материалы самарских блоггеров либо предвзяты и носят заказной характер и поэтому высказывают однобокую точку зрения, либо написаны не обладающими особым интеллектом и высокими моральными качествами людьми.

Желание не отставать от Москвы, скандальность и массовый пиар участников – отличительные особенности любых публичных акций самарской оппозиции. Прошедшие в Самаре акции солидарности с протестующими в Москве на Болотной площади показали, что главная задача их участников – попасть на страницы СМИ и в эфир западных телеканалов, доказав свою прозападность. Как рассказала одна из участниц акции протеста в Самаре, пожелавшая сохранить анонимность: “Среди участников акций протеста нередки разговоры, что “соберу своих побольше фотографий с пикетов и митингов, и получу грант или эмигрирую по политическим мотивам на Запад”.

Известный диссидент Владимир Буковский еще в начале 90-х назвал таких гражданских активистов “приспособленцами на ниве прав человека”. Грустно, что деляг в провинциальном правозащитном сообществе становится все больше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ