Домодедово: Трагедия, которой могло бы не быть

Аэропорт "Домодедово", Москва

Очередной теракт в Москве, совершенный в аэропорту Домодедово 24 января 2010 года унес жизни 35 человек и покалечил 128 ни в чем не повинных людей. 31 человек погибли сразу: трое в больнице и один по пути в нее. И эти данные о погибших еще не окончательные.

Трагедии в аэропорту, при соблюдении мер элементарной безопасности, которые регламентируют официальные государственные документы, могло бы не произойти. Террористы воспользовались халатностью служб безопасности этого особо важного объекта, и беспрепятственно пронесли в здание аэропорта бомбу с зарядом около 5 кг. тротила и металла.

Реакция первых лиц России обычная. Владимир Путин на заседании Президиума правительства с мужественным выражением лица, решительно размахивая руками, говорил, что “преступление будет раскрыто и возмездие неизбежно”.

Вероятно, что через несколько дней россиянам сообщат об уничтожении на Кавказе нескольких боевиков,”причастных к организации теракта в Москве”. Граждане России должны будут поверить властям на слово, что убиты действительно организаторы теракта, а не кто-то иные.

Президент Медведев, посещающий в больницах пострадавших, с тем же мужественным лицом,теми же решительными взмахами рук подкрепляет свои обещания о неизбежности наказания преступников.

Правительство много говорит о мерах безопасности по защите граждан.

Все это уже было, все это россияне слышали совсем недавно, в марте 2010 года, от президента России Медведева и премьер-министра Владимира Путина, после взрывов в московских метро. Те же самые слова: “Отвратительный по своей жестокости, ужасный по своим последствиям”(о теракте),”его организаторы будут уничтожены”,о “кинжальных ударах” по террористам.

31 марта 2010 года Медведевым был подписан Указ “О создании комплексной системы безопасности населения на транспорте”.

Прошедший теракт в Домодедово показал, что “кинжальные удары”по террористам и комплексные меры безопасности — все это было лишь на бумаге и в воображениях первых лиц в порядке мистификации, которую создает в своих докладах и отчетах их раболебствующая свита.

Складывается впечатление, что тема теракта неприятна всем должностным лицам и от нее пытаются как-то быстрее отойти.

Государственная Дума на своем заседании 25 января 2011 года ограничилась минутой молчания по погибшим. Попытка трех депутатов призвать к ответу руководителей силовых структур и правительство,окончилась провалом.

Внимание народных избранников было сосредоточено на куда более важной проблеме в этот день — выносе из мавзолея Кремля, умершего в 1924 году тела Ленина, забыв, что тела более 30 погибших и более ста раненых вынесены день назад из здания московского аэропорта Домодедово.

Медведев с сожалением признал, что количество терактов в 2010 году выросло, несмотря на обилие ведомств по борьбе с ними.

Иначе быть не может.

В России 2011 года нормальная государственная власть и ее институты давно отсутствуют. Президенту Медведеву невозможно потребовать исполнения своих указов от руководителя органов исполнительной власти потому, что им является Владимир Путин. Чиновник, который должен нести всю ответственность за неисполнение тех задач по мерам безопасности, которые были запланированы после мартовских терактов в Москве. Но потребовать от Путина он ничего не может — Россия живет не по законам Конституции, в которой закреплено, что Президент России является главой государства. Страна живет по “понятиям” криминального мира, когда “авторитетный” лидер фактически управляет всей страной.

Демонстрация абсолютной слабости президента в том, что он даже не может призвать к ответственности руководителя спецслужбы — директора ФСБ Александра Бортникова. Подменяя это поручением ему самому разобраться “с вопросами ответственности должностных лиц в самой службе.”

Директор ФСБ располагает многочисленным штатом сотрудников, в том числе и пограничной службы, находящихся в аэропорту Домодедово. Вопрос об их ответственности за отсутствие мер безопасности в аэропорту — это в первую очередь вопрос ответственность их руководителя, как и главы правительства –Владимира Путина.

Кто же совершил теракт? Какая из группировок “пылающего в огне войны” Кавказа? Были ли это выходцы из Дагестана, как в случае при взрыве в метро, или это смертники из другой республики? И хотя Премьер Путин официально заявил, что по предворительным расследованиям “след террористов на Кавказ не ведет”, все же нет ответов на вопросы: Кто организаторы и исполнители массовых убийств мирного населения, кому это было выгодно и какая преследовалась цель?

Но пока понятно только одно — Верховная власть России после теракта в марте прошлого года не сделала ничего для укрепления внутренней безопасности страны, — у нее есть какие-то другие более “важные” приоритеты, чем безопасность и благополучие своего народа. А это означает, что такие теракты будут повторятся чаще и с каждым разом с еще большим числом жертв.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ