Даля Грибаускайте: Наш приоритет в энергетике – соединение с Европой

Даля Грибаускайте: Наш приоритет в энергетике - соединения с Европой
Даля Грибаускайте: Наш приоритет в энергетике - соединение с Европой

Будущее энергетики Балтии на прошлой неделе обсуждали и премьеры трех стран на встрече в Эстонии, и президенты Латвии и Литвы, которые в четверг встретились в Вильнюсе. Президент Литвы Даля Грибаускайте в эксклюзивном интервью Освалдсу Зебрису пояснила, что сейчас происходит с широко обсуждаемым проектом Висагинской атомной электростанции (АЭС), а также с другими важными инициативами в сфере энергетики. Например, терминал для сжиженного газа, о создании которого премьеры государств Балтии договорились в пятницу, по мнению президента Литвы, можно создавать и в Латвии, и параллельно также в Литве.

– Латвия и Литва сейчас в большей мере зависят от российских энергоресурсов, главным образом, от газа. Как можно эту ситуацию улучшить, получив больше энергетической независимости?

– Вся Европа зависит от энергоресурсов – от того или иного поставщика ресурсов. В странах Балтии мы, конечно, очень зависимы от одного источника – России. Но первый шаг в направлении энергетической независимости уже есть, а именно: интеграция государств Балтии в систему энергобиржи Nord Pool. Через Эстонию мы сейчас уже соединены с Финляндией, в данное время мы строим соединение также со Швецией, которое будет готово в 2014 году. При закрытии Игналинской электростанции у нас были опасения, что цена на электроэнергию может возрасти на двузначную цифру, но, к счастью, этого не произошло, этот рост был значительно меньше. Из-за конкуренции, которую создает система Nord Pool, мы сегодня меньше зависим от России и можем получать недостающую электроэнергию из различных источников. Это означает, что для энергетической независимости не так важно строить то или иное производство энергии, а добиться конкуренции на рынке. В сфере электроэнергии мы уже фактически сделали это, и в будущем это надо сделать также на рынке газа. И здесь нужны соединения между государствами, и аналогично тому, как Nord Pool по электроэнергии, надо продвигаться к региональной модели торговли газом Gas Pool. Если созданы региональные соединения, то мы можем получать газ из других стран, а также использовать терминалы для сжиженного газа. Если мы последовательно будем идти в этом направлении, то станем энергетически независимыми. Разумеется, как дополнительный элемент остается также строительство атомной электростанции.

– Каковы сейчас успехи Литвы в привлечении инвестора к Висагинскому проекту?

– Это сложный вопрос, потому что сейчас у нас нет такого инвестора, который готов принять участие в проекте. Это означает, что надо взять паузу. Сейчас в действительности не имеют значения разговоры о проекте, надо действовать. Соединения между государствами и открытый рынок электроэнергии – самое важное. Кто на этот рынок будет поставлять электроэнергию – это уже подчиненный вопрос. Конечно, с геополитической точки зрения проект Висагинской АЭС важен, у нас есть необходимая для него инфраструктура. Однако инвесторы по-прежнему нерешительны в отношении участия в этом проекте, а без инвестора ни Литва, ни Латвия, ни Польша, ни все государства вместе ее не смогут построить. Потому что у нас нет необходимых технологий, нет таких ресурсов, а также знаний. Призываю воздержаться от спекуляций, а наращивать энергомощности и улучшать энергосоединения между странами Балтии, а также Балтии с Северными странами. Это важнейшие задачи на ближайшие годы. Параллельно Литва говорит и продолжит говорить с потенциальными инвесторами Висагинской АЭС, однако о сроках я не хотела бы спекулировать. Надо понимать, что впервые за двадцать лет страны Балтии в энергетическом секторе начали внедрять основанные на конкуренции рыночные принципы. АЭС остается одной из стратегических целей Литвы, но сегодня возможности реализовать ее не нужно переоценивать. Ситуация такова, что страны Балтии привлечь инвестора к этому проекту сейчас не могут, за исключением одного, которого мы сами не очень хотели бы.

– Почему южнокорейский инвестор отказался от проекта?

– Мне бы не хотелось высказывать предположения по этому вопросу. Всего у нас было пять потенциальных инвесторов, которые принимали участие в дискуссиях.

– Вы упомянули создание терминала для сжиженного газа как один из элементов диверсификации поставок газа. Планирует ли Литва на своей территории строить такой терминал?

– Да, у нас есть такой план. Мы обсуждали этот вопрос с президентом Латвии, и, по нашему мнению, два терминала – в Латвии и в Литве – могут успешно сосуществовать. Возможно, больший терминал может быть в Риге, потому что у вас более широкая инфраструктура и у вас есть газохранилище. В Литве может быть терминал меньше, между этими проектами нет никаких противоречий, и мы определенно поддержим латвийский проект. Точно так же, к примеру, может существовать несколько атомных электростанций в этом регионе – в Литве, Польше, Калининграде и других местах.

– ЕС может поддержать проекты таких терминалов?

– Европа поддерживает включение Балтийского региона в энергетический рынок ЕС. Это значит соединения, а в случае проектов терминалов – это все же не соединения с каким-либо государством ЕС, поскольку поставка газа в терминалы может осуществляться из различных стран.

– У вас есть четкое видение того, как Литва будет внедрять так называемый Третий энергетический пакет, который требует отделения  газовых сетей от поставщика?

– Этот процесс займет несколько лет, но до 2014 года данную директиву нужно внедрить во всех странах ЕС. И есть только несколько путей, как это осуществить. Мы сталкиваемся с известным сопротивлением со стороны Газпрома, что относительно понятно. Наша цель – внедрить эту директиву, и мы это выполним.

– Достаточно ли едины страны Балтии в вопросах энергетики?

– Страны Балтии практически в одинаковой ситуации, поэтому мы боремся и аргументированно едины в том, чтобы быть полностью интегрированными в энергетический рынок Европы. На последнем заседании Евросовета было подтверждено, что это должно произойти до 2015 года, и это действительно большое достижение. Все три страны Балтии за это боролись, мы получали поддержку от Северных стран. Это доказывает, что у нас единые интересы.

– В Латвии звучат мнения, что единство между странами Балтии исчезает. Это так?

– Нет, я бы сказала, что тенденция как раз противоположная. Происходит естественный процесс, при котором это прежнее единство преобразовалось в новую форму. Это даже невозможно – сохранить единство того времени сегодня, потому что в то время нас объединяли угроза быть уничтоженными, а также угроза экономической блокады. Сегодня наше единство более глобальное, многостороннее, нас объединяет ЕС и НАТО. Это более значимая форма единства.

Перевод: Лариса Дереча
Оригинал публикации: Diena

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ